Александр Гришин: «Золото партии» Зюганова – в карманах у олигархов

Автор: Край справедливости | Создано 12.10.12

Александр ГришинНа Тверь накануне выборов обрушились тонны агитационной макулатуры. Особенно отличилась КПРФ: по почтовым ящикам распространяется огромный тираж газеты «Пролетарская правда», для кандидатов-коммунистов изготавливаются цветные листовки и газеты. Дорогая печатная продукция выпущена даже для совсем юной кандидатки Василики Климовой, успевшей снискать славу тверской Pussy Riot. Откуда у коммунистов Зюганова, любящих прибедняться, носить кепки, потертые пиджачки, миллионы на ведение столь дорогой выборной кампании? Такой вопрос мы задали Александру Гришину – человеку, который долгие годы был славой и гордостью КПРФ, а потом положил на стол партбилет из-за несогласия с политикой руководства.

— Чтобы ответить на ваш вопрос, нужно сначала рассказать, как КПРФ превратилась в обычный коммерческий проект, в инструмент зарабатывания денег, получения прибыли, — ответил Александр Гришин. — В девяностые годы первую скрипку в КПРФ играли не юные карьеристы, не имеющие ни политических взглядов, ни жизненных принципов, а ветераны с многолетним партийным стажем. В тот период КПРФ с полным правом могла называть себя преемницей КПСС — ветераны отстаивали ленинско-марксистские идеи и были готовы вести оппозиционную борьбу. Совестью и честью Тверского обкома КПРФ были, например, такие люди, как Юрий Калинин, Михаил Улитин и ряд других видных коммунистов.

Все изменилось с приходом нулевых: по приказу центрального руководства и лично Зюганова КПРФ взяла курс на обновление и омоложение. Громкие слова на деле обернулись бесцеремонной и безжалостной расправой со всеми носителями коммунистической идеологии. Под удар попали и руководители обкомов, которые отказывались перейти на коммерческие рельсы – их место занимали более лояльные, податливые люди. Тверской обком КПРФ в то время возглавила Людмила Воробьева – неприметная коммунистка из Бежецка. За глаза ее прозвали женщиной с косой – не только за прическу, но и за особое умение сводить на нет всю партийную, оппозиционную работу. Куратором обкома стал депутат Госдумы Вадим Соловьев, столичный житель, ведущий себя во время редких набегов в область как избалованный высокомерный барчук.

Концепция партии менялась на глазах: вся оппозиционная деятельность начала сводиться к откровенному обману избирателей, к выдаче желаемого за действительное, к паре крикливых лозунгов и раздаче заведомо невыполнимых обещаний. А поскольку у партии одновременно начали появляться богатые спонсоры – денежные мешки, не имеющие никакого отношения ни к коммунистическим идеям, ни к оппозиции, КПРФ и вовсе стала похожа на обычную мошенническую структуру.

— Вы часто критиковали Устав партии, говоря, что в нем немало лазеек для внутрипартийной коррупции. Что вы имели в виду?

— В Уставе КПСС, в свое время, было четко обозначено: все решения принимаются коллегиально. А в Уставе КПРФ бразды правления отдают в руки центральному руководству. Все важные вопросы решает кучка людей – вот где благодатная почва для расцвета коррупции внутри партии!

И коррупция действительно расцвела. Если заглянуть в партийные списки КПРФ на выборах разных уровней, можно заметить  странную тенденцию: в списке значится несколько очень небедных людей «со стороны», а рядом с ними – некий политический планктон. Люди без образования, порой даже без работы, не имеющие ни знаний, ни опыта для нахождения во власти и решения серьезных городских и региональных проблем. Они с ошибками пишут слово «бюджет», не знают, что такое профицит и дефицит. Разве можно доверять таким людям путевки во власть?

Впрочем, они их и не получают – радостно пашут всю кампанию, создают, как говорится, массовку. А новая поросль КПРФ сейчас бурно «активничает» в социальных интернет-сетях. Эти люди не понимают, что они всего лишь пешки в руках серьезных кукловодов. Они всего лишь универсальные солдаты, мерзнущие на митингах, хамящие губернатору, устраивающие провокации. Но проходят выборы, и мандаты достаются другим – высшей касте КПРФ, людям, близким к партийному руководству, и богатым спонсорам партии. А «пешки» кладутся в ящик до следующей шахматной партии. Как говорится, мавр сделал свое дело – мавр может уходить.

Я видел, как КПРФ превращается в приют для олигархов, я потратил много сил и времени, требуя от руководства обкома вернуть партию в ленинско-марксистское, оппозиционное русло. Разумеется, впал в немилость, а политика обкома не поменялась. После очередных выборов в Законодательное собрание Тверской области разгорелся открытый конфликт между опытными партийцами, ветеранами КПРФ, и младокоммунистами, мечтавшими о власти и больших деньгах.

— Насколько я помню, конфликт начался с того, что партийное руководство поручило возглавить фракцию КПРФ «женщине с косой» Людмиле Воробьевой…

— …И это означало окончательное сращение КПРФ с властью, с чиновниками, с бизнес-лобби. Партия потеряла свою партийность, от нее осталась одна атрибутика и вывеска. Поэтому люди, имеющие свою точку зрения на происходящее, покидали ряды КПРФ. Вдогонку им лилась грязь, сплетни, козни бывших коллег по партии.

После тех памятных выборов в областной парламент ряд партийцев, в том числе я и Юрий Калинин, отказались работать во фракции под началом Людмилы Воробьевой. Сбросив с плеч партийное ярмо, мы сумели сделать немало полезных дел для жителей региона. Например, мы, независимые депутаты, сумели отстоять городской ипподром, готовившийся под продажу. Отстояли автобазу администрации области и само здание Законодательного собрания, которое также планировали передать в частные руки.

А наши бывшие коллеги по партии под руководством «женщины с косой» вошли во фракцию, которую за глаза называли филиалом «Единой России», и радостно поддерживали все предложения областных чиновников. Голосовали за передачу областных объектов непонятным коммерческим фирмам. Поднимали руки, одобряя областные законопроекты, в том числе те, которые вызывали отторжение у абсолютного большинства жителей области. Дошло до абсурда: партия, называющая себя коммунистической, поддерживала распродажу земли. А Людмила Воробьева объявляла в парламенте с высокой трибуны:

— Надо же как-то цивилизованно продавать землю.

Подозреваю, что за такую преданность тверских членов КПРФ щедро благодарили. По крайней мере, скромная бежецкая коммунистка Воробьева, став руководительницей обкома, быстро обзавелась и дорогой шубой, и квартирой, и машиной. Понимаете теперь, откуда берется это самое «золото партии» и в чьих карманах оседает?

— Это вы придумали слово «младокоммунисты», прочно вошедшее в наш тверской лексикон. Как вы относитесь к деятельности юных членов КПРФ, уже научившихся ловко срывать встречи других кандидатов с избирателями, устраивать провокации, раздувать страсти везде и всюду?

— Посмотрите, что случилось с городом воинской славы Ржевом, где несколько лет назад объявился младокоммунист Гончаров. Ржев продан по кусочкам различным коммерческим структурам, а ржевские деньги, по слухам, уходят в оффшоры. Задача Гончарова в этой ситуации, подозреваю, проста – не позволить стабилизироваться ситуации в городе, всеми силами поддерживать творящийся в Ржеве хаос, «кошмарить» людей, которые пытаются начать конструктивную работу по выводу города из кризиса. Только наивный человек может поверить, что такую огромную «подрывную» работу молодой человек ведет на общественных началах, совершенно бесплатно.

Один знакомый как-то пересказал мне свою беседу с Гончаровым. Дело было накануне выборов депутатов Тверской городской думы. Младокоммунист, если верить моему приятелю, мечтательно произнес: «Лишь бы нам попасть в Думу. Вот тогда мы и займемся городским имуществом». Глаза у Гончарова при этом горели. Было ясно, что он имел в виду под словом «заняться». И занялся: ООО «Тверьтепло», заезжему монополисту, при активном содействии Гончарова были переданы городские теплосети. Младокоммунист, похоже, старался навязать областному центру хорошо знакомый ржевский сценарий. И, разумеется, постарается довести дело до конца, если вдруг вновь обзаведется депутатским мандатом.

О работе фракции КПРФ в Тверской городской думе хотелось бы упомянуть особо. Коммунисты занимались в Думе прошлого созыва чем угодно – дрались за портфели, делили комитеты, шантажировали коллег из других партий, но только не своими прямыми обязанностями. Два года просиживали штаны в депутатских креслах, а о тех же молочных кухнях, которые клятвенно обещали открыть перед выборами, за все это время ни разу не вспомнили.

Я внимательно прочитал последнюю агитпродукцию КПРФ. И понял: все эти обещания я уже и читал, и слышал. Они звучат перед каждыми выборами, а потом так называемые оппозиционеры забывают о них, увлекшись очередной дележкой.  И выходят из спячки накануне очередных выборов, вновь обращаясь лицом к избирателям. Все прочее время они обращены к этим самым избирателям иным местом.

— Многие, внимательно наблюдая за метаморфозами КПРФ, заметили и другой парадокс: члены КПРФ как огня боятся ответственности. Отказываются от высоких должностей, кивая на свою оппозиционность, — похоже, выкрикивая лозунги и одновременно набивая карманы, они оказались в самом выгодном положении. Ответственности никакой, а партийный бренд до сих пор приносит поддержку избирателей и дивиденды. Ведь не все понимают, что голосуют за пустышку, за партийную вывеску.

— Приведу такой пример: одному из депутатов Законодательного собрания Тверской области, члену КПРФ, в свое время предложили стать заместителем губернатора по вопросам ЖКХ – он наотрез отказался. Еще бы! Ругать власть куда проще, чем попробовать решить хоть одну насущную для области проблему. К тому же многие члены нынешней тверской КПРФ органически неспособны на конструктивную  деятельность: проведя много лет в произнесении лозунгов, они утратили способность работать. Один из депутатов Тверской городской думы от КПРФ стал руководителем МУП «ТСАХ» и довел предприятие в кратчайшие сроки до ручки. Больше на руководящие должности, насколько мне известно, члены КПРФ не просились.

— А как вы относитесь к слухам, бродящим по городу, о пьянках в обкоме КПРФ, к любовным и «мокрым» похождениям отдельных «любимчиков» Людмилы Воробьевой? Под словом «мокрый» мы имеем в виду, разумеется, мокрые штаны одного из депутатов ЗС – коммуниста, который однажды сильно «перебрал» на губернаторском приеме?

— С горечью скажу: многие слухи – чистая правда. Дело дошло до того, что аббревиатуру КПРФ отдельные остроумные тверитяне начали расшифровывать так: «Как пропить Российскую Федерацию». Мне, человеку, который начинал оппозиционную деятельность бок о бок с заслуженными ветеранами, больно видеть, как под «прихватизированной» вывеской «Коммунисты» организуется настоящий вертеп. Как люди, вчера произносившие громкие слова о социальной справедливости, о неподкупности и честности, срывая аплодисменты ностальгирующих по советским временам избирателей, потом «пилят» деньги в закрытых кабинетах. Братаются с олигархами, дружат с чиновниками, предоставляют места в партийных списках людям с сомнительной репутацией и крупным бизнесом.

Мы начали разговор с того, на чьи деньги живет сейчас КПРФ. И живет, замечу, очень неплохо. Поройтесь в сети интернет — вы найдете десятки статей о заграничном бизнесе Геннадия Зюганова. Каков поп, таков и приход. Неслучайно же время от времени выплывает информация о каких-то походах Зюганова в американское посольство, о каком-то финансировании из-за рубежа. «Пачкаться» в таком могут только самые отъявленные циники. А цинизм и коммунизм, как известно, никогда не сойдутся.

А выбор у нас в эту избирательную кампанию, слава Богу, есть. В них принимают участие и маленькие непарламентские партии, есть среди них и те, которые исповедуют коммунистическую идеологию. Выясняя разницу между партиями, избирателям стоит вспомнить все, что происходило с КПРФ в последние годы. Вспомнить все данные членами КПРФ обещания, которые так и не были выполнены, вспомнить хаос и бардак, который они посеяли сразу в нескольких городах области, включая Тверь, повнимательнее всмотреться в сытые, румяные лица младокоммунистов. И понять одну простую вещь: ни к коммунизму, ни к КПСС эта партия давно не имеет никакого отношения. Это обычный коммерческий проект, цель которого – получение прибыли. Именно этим – получением дивидендов – и займутся поднаторевшие в софистике и театральном искусстве младооппозиционеры, если, не дай Бог, вновь окажутся в депутатских креслах.

Беседовал Андрей ТОПОРОВ

№30 (71) от 10.10.2012