Мы знаем, где прячется коррупция

Автор: Край справедливости | Создано 07.08.17

Дьявол кроется в деталях, а предпосылки для роста коррупции – в законах и нормативно-правовых актах (НПА), которые создают и принимают депутаты всех мастей. Не важно, делают они это намеренно или по незнанию. Важен масштаб проблемы. За истекшие полгода в документах, выходящих из-под пера законотворцев Тверской области, прокуратура выявила сотни коррупциогенных факторов.

Итак, в нашем регионе антикоррупционной экспертизе подверглись 3271 НПА и 1210 их проектов. В 256 актах выявлен 461 коррупциогенный фактор. В 40 НПА выявлено 48 коррупциогенных факторов. Прокуратура вынесла 278 протестов и 26 требований об устранении недостатков.

Наибольшее количество нарушений выявлено в следующих сферах нормативного регулирования:

— о правах, свободах и обязанностях человека и гражданина – 95;

— о государственной и муниципальной службе — 38;

— о государственной и муниципальной собственности — 15.

Коррупциогенные факторы наиболее характерны для административных регламентов оказания государственных и муниципальных услуг. В прокуратуре Тверской области отмечают, что коррупционная составляющая появляется по причине несовершенства юридической техники подготовки правовых актов. Поэтому прокурорам приходится углубленно изучать регламенты оказания муниципальных и государственных услуг, правовые акты о разрешительных процедурах и бюджете не только на стадии проектов, но дальше – на уровне их правоприменения.

Теперь расскажем, что именно относят к коррупциогенным факторам и сколько их выявлено на территории региона. Это юридическо-лингвистическая неопределенность – 116; широта дискреционных полномочий – 103; наличие завышенных требований к лицу, предъявляемых для реализации принадлежащего ему права – 61; отсутствие или неполнота административных процедур – 64.

Однако при наличии указанных факторов, случаев практического проявления коррупции не установлено. Тем не менее, материалы антикоррупционной экспертизы направляются в правоохранительные органы для использования в оперативной деятельности.