Новости Твери

Новости Твери и области, события, политика, происшествия, экономика тверского региона

vk  facebook  twitter  w500h5001347632752livejournal  ya  tube

Павел Слепцов: жертва революционного террора

Автор: Край справедливости | Создано 08.12.16

dvoretsМы продолжаем рассказывать о тверских политических деятелях прошлого.

Начало двадцатого века в нашей стране осталось в истории как время революций, войн и других трагических событий. Был даже период, когда само существование государства стояло под вопросом. Об этом написано много, но многое же при этом до сих пор остается неоднозначным, как и любые события слома эпох.

Мы уже рассказали о трагически погибшем Николае Бюнтинге, ставшем последним тверским губернатором царской России, расстрелянном князе Николае Голицыне и о князе Алексее Ширинском-Шихматове, прожившем остаток своей жизни на чужбине. А сегодня мы предлагаем вашему вниманию историю еще одного тверского губернатора – Павла Александровича Слепцова. Пробыл он на своем посту меньше года, но не потому что не справился с возложенными на него обязанностями. Глава губернии пал жертвой революционного террора, свирепствовавшего в те годы по всей России.

Из истории вопроса

Все мы изучали в школе отечественную историю, и знаем, что от рук террористов погибли император Александр II, царские министры Сипягин и Плеве, а также множество армейских офицеров и гражданских служащих. Но мало кто из нас всерьез задумывался, насколько масштабным был террор в нашей стране, и сколько жизней было принесено в жертву высоким идеалам.

Считается, что массовым явлением терроризм в Российской империи стал после крестьянской реформы 1861 года (отмена крепостного права). Не углубляясь в детали, поясним, что несмотря на изначально позитивную установку, спасением для мужиков она так и не стала. Работали крестьяне по-прежнему с утра до ночи, да и прав у них не прибавилось. Несколько подробнее мы освещали эту тему в статье о Михаиле Евграфовиче Салтыкове-Щедрине, который хорошо понимал положение крепостных, в том числе бывших.

В апреле 1866 года революционер Дмитрий Каракозов совершил неудачное покушение на императора Александра II. Государь выжил, но впоследствии все же пал от рук террориста-народовольца Гриневицкого в марте 1881 года. Помимо главы государства в результате нападения бомбистов погиб один из конвойных казаков и четырнадцатилетний подросток, мальчик из мясной лавки. Еще 17 человек были ранены. Маховик революционного терроризма раскручивался все быстрее…

Какую цель преследовали террористы и кем они были? Такими жестокими методами – взрывами и расстрелами – политические партии и движения в нашей стране стремились спровоцировать социальный взрыв. Как следствие – всеобщий бунт, революция и… новая счастливая жизнь. Конечно же, в теории. Убийства представителей власти были систематическими и продолжались несколько десятилетий. Дважды (на стыке 1870-х и 1880-х годов, а также в начале XX века) терроризм достигал своего пика, особо кризисным были годы Первой русской революции (1905-1907 гг.).

Четкого времени, когда революционный террор прекратился, историками не определено. Так, одни исследователи называют концом кровавой эпохи сентябрь 1911 года, когда в киевском городском театре был убит Петр Столыпин, председатель Совета министров Российской империи. Однако некоторые историки, в частности Анна Гейфман, относят к революционному террору и расстрел царской семьи (июль 1918 года). Его отголосками порой называют и теракты эсеров и анархистов, произведенные в 1918-1919 годах. Речь идет об убийстве эсерами Володарского, комиссара по делам печати, покушении Фанни Каплан на Ленина, а также взрыве в здании комитета РКП(б) в Москве.

Но вернемся к истокам трагических событий. Как уже было сказано, началом систематического революционного террора в нашей стране принято считать события 1860-х годов. В 1861-м, напомним, произошла крестьянская реформа, а в 1862-м революционер-народник Петр Заичневский составил прокламацию под названием «Молодая Россия». В ней террор впервые открыто был назван средством для достижения политических целей.

Власти и тогдашняя оппозиция отреагировали на документ по-разному, но вполне предсказуемо: государство включило механизм репрессий, а сторонники революционных преобразований благосклонно восприняли озвученные Заичневским идеи. Справедливости ради стоит отметить, что были среди революционеров и те, кто раскритиковал прокламацию, в частности Александр Герцен, автор романа «Кто виноват?». Но его услышали не все.

Апрельским днем 1866 года прозвучал тот самый выстрел Каракозова, не попавший в цель, но вызвавший широкий общественный резонанс. Неудавшееся покушение на царя обсуждали все, а в определенных кругах он произвел неизгладимое впечатление, и в особенности на фоне прокламации Заичневского.

Дальше – больше. В 1869 году в Российской империи было основано общество «Народная расправа» — по сути, первая террористическая организация, ставившая перед собой четкие цели. Ее лидер Сергей Нечаев даже составил списки лиц, подлежащих уничтожению, но воплотить свои планы в жизнь не успел. Студент Иван Иванов, член этой организации, был убит за неподчинение, однако преступление было раскрыто, сам Нечаев бежал за границу, а его сообщники пошли под суд. Впоследствии Россия добилась экстрадиции Нечаева, он также был осужден на Родине и приговорен к двадцати годам каторги. Однако неутомимый революционер и нигилист даже в Алексеевском равелине в Санкт-Петербурге, куда его поместили ввиду особой опасности, умудрился вести пропаганду среди охранников. Попытка заговора была раскрыта, и условия содержания организатора «Народной расправы» были ужесточены. В ноябре 1882 года Нечаев умер в камере.

Единственной жертвой этого общества стал его же собственный участник, из-за убийства которого методы революционного террора были скомпрометированы почти на десять лет. А новый виток расправ начался еще с одного резонансного происшествия — выстрела Веры Засулич.

В 1866 году Санкт-Петербургским обер-полицмейстером был назначен Федор Федорович Трепов, который сумел улучшить работу полиции и навести в городе относительный порядок. Впоследствии он дослужился до градоначальника, при нем в Петербурге был проложен водопровод из центра на Васильевский остров, открыт Александровский сад у Адмиралтейства, основаны несколько заводов и установлены памятники Пушкину и императрице Екатерине II. Но многие помнят его в связи с именем революционерки Засулич.

Летом 1877 года градоначальник Трепов отдал приказ выпороть политзаключенного Боголюбова (настоящая фамилия – Емельянов), члена организации «Земля и воля», за то, что тот не снял перед ним шапку. К слову, телесные наказания были запрещены законом от 17 (29) апреля 1863 года. Этот, по сути своей, самодурский поступок градоначальника спровоцировал покушение на убийство, совершенное в январе 1878 года террористкой Засулич. Придя на прием к Трепову под видом просительницы, молодая женщина дважды выстрелила ему в живот, но не убила, а лишь тяжело ранила. Суд присяжных оправдал Засулич, вызвав одобрение в среде либералов. Возможно, именно это и развязало руки многим стрелкам и бомбистам. Но в то же время это неожиданное для власти событие привело к тому, что дела террористов больше не выносились на рассмотрение судов присяжных. Теперь ими занимались только военные суды. Таким образом правительство еще сильнее закрутило гайки в механизме репрессий.

Но было поздно. Террористические идеи вновь оказались на волне популярности, и по России прокатилась целая волна акций устрашения. В Одессе было совершено покушение на главу жандармерии Гейкинга, а в Киеве – на прокурора Котляревского, прямо в центре Петербурга член «Земли и воли» Кравчинский заколол генерал-адъютанта Мезенцова, шефа Отдельного корпуса жандармов. В феврале следующего, 1879 года террористом-народовольцем Гольденбергом был смертельно ранен харьковский губернатор Дмитрий Кропоткин. По злой иронии судьбы, его двоюродный брат, Петр Кропоткин, сам был идейным революционером. Вот, кстати, как он отозвался о гибели кузена:

«…Центральная тюрьма, где началась первая голодовка и где он прибег к искусственному кормлению, находилась в его ведении. В сущности, он был не злой человек; я знаю, что лично он скорее симпатизировал политическим; но он был человек бесхарактерный, притом придворный, флигель-адъютант царя, и поэтому предпочёл не вмешиваться, так как одно его слово могло бы остановить жестокое обращение с заключёнными.

Но теперь он одобрил поведение тюремщиков, и харьковская молодёжь до такой степени была возмущена обращением с заключёнными, что по нём стреляли и смертельно ранили».

Наиболее известной политической организацией, вошедшей в историю как террористическая, стала партия «Народная воля», образовавшаяся в результате раскола «Земли и воли». Как указывают некоторые современные историки, террор не был на первом месте в программе народовольцев. Но в то же время именно они организовали целую серию покушений (всего их было восемь) на царя Александра II и в конечном итоге достигли цели.

В конце все того же 1879 года была предпринята попытка организовать крушение императорского поезда, но она не увенчалась успехом. А в феврале 1880-го народоволец Степан Халтурин взорвал бомбу в столовой Зимнего дворца – в результате теракта погибло одиннадцать солдат лейб-гвардии Финляндского полка. Именно они в тот день несли караул во дворце.

Об удачном покушении на Александра II в 1881 году мы уже писали, напомним лишь, что жертвами, помимо царя, стал один из конвойных казаков и мальчик-подросток. Скончался от ран и сам бомбометатель Гриневицкий.

Новому императору Александру III народовольцы предъявили ультиматум: или неизбежная революция, или добровольное обращение верховной власти к народу. В случае выбора царем второго варианта революционеры выражали готовность прекратить борьбу и посвятить себя работе «на благо родного народа».

Однако сложно было бы даже предположить, что наследник убитого императора простит смерть своего отца: все участники покушения на Александра II были арестованы и отданы под суд. А в начале апреля Желябов, Перовская, Кибальчич, Михайлов и Рысаков были повешены. Еще один участник покушения – Саблин застрелился при попытке его ареста, а Геся Гельфман умерла в тюрьме от гнойного воспаления брюшины.

«Народная воля» продолжала свою деятельность, однако убийство царя, вопреки ожиданиям, не привело к волнениям и революции. Более того, в народе циркулировали слухи, что Александра II убили дворяне, желающие восстановить крепостное право. Реформы императора были приостановлены, в стране закономерно наступила реакция. А деятельность жандармского подполковника Георгия Судейкина, завербовавшего одного из видных народовольцев Сергея Дегаева, окончательно подкосила организацию – большое количество революционеров было арестовано. Народовольцы отомстили Судейкину: в декабре 1883 года он был убит на конспиративной квартире в Санкт-Петербурге.

Всего за несколько лет существования этой политической силы прошло более 70 процессов, по которым привлекалось свыше двух тысяч человек, связанных с ней. Те члены «Народной воли», которые остались в живых, пробыли в заключении вплоть до периода Первой русской революции.

Конечно же, были попытки восстановить эту организацию. Одной из них (кстати, последней) стала так называемая «Террористическая фракция партии «Народная воля»», созданная Петром Шевырёвым и Александром Ульяновым – старшим братом Владимира Ульянова (Ленина). Однако после неудачного покушения на Александра III в марте 1887 года революционеров арестовали, и террор в Российской империи прекратился почти на полтора десятка лет.

Новая вспышка насилия

krovavoe-voskresenieВ январе 1905 года в Санкт-Петербурге произошли трагические события, вошедшие в историю как «Кровавое воскресенье». Шествие рабочих столичных заводов к Зимнему дворцу было разогнано войсками с применением огнестрельного оружия – жертвами, по разным оценкам, стали от 76 до 200 человек. Этот инцидент взорвал общественность в России и за рубежом, став толчком к началу Первой русской революции и новому витку террора.

К этому моменту Российская империя уже пребывала в состоянии политического кризиса – давно назревшие реформы так и не претворились в жизнь, а новые социальные группы не находили себе места в устаревшей структуре. Примечательно, что в то же время страна испытывала социально-экономический подъем, странным образом сосуществовавший с политическими противоречиями.

Новые террористы отличались от своих предшественников. Если ранее стрелки и бомбисты в основном принадлежали к дворянам и разночинцам, то в начале XX века костяком революционных ячеек становились все чаще мастеровые и чернорабочие. Перебираясь из села в город на заработки, они жили в очень тяжелых условиях, что делало их легко поддающимися агитации. Так, Анна Гейфман отмечает, что более половины всех политических убийств, организованных эсерами, были совершены именно рабочими. Примерно четверть от общего числа террористов начала XX века в России составляли женщины – это было связано с распространением грамотности и пересмотром семейных отношений (отмечается, что в подполье к дамам относились более уважительно). А назревавший в империи национальный вопрос все чаще толкал в объятия революционеров представителей других народов – поляков, евреев, жителей Прибалтики и Кавказа.

Еще одним фактором роста числа террористических атак стал научно-технический прогресс – оружие простых конструкций и взрывные устройства радикалы теперь могли производить с легкостью и в больших масштабах.

yanvar1905Цели же у большинства террористов были прежние: усилить народное недовольство и вызвать восстание. Продолжателем «традиций» народовольцев стала партия эсеров (от сокращения СР – социалисты-революционеры), образованная в 1901 году. К слову, это была единственная политическая организация в России, официально включившая террор в свои программные документы. А в следующем, 1902 году на свет появилась так называемая Боевая организация эсеров. Именно ее члены осуществили убийство министра внутренних дел Вячеслава Плеве и брата императора — великого князя Сергея Александровича.

Пик террористической деятельности эсеров пришелся на период революции 1905-1907 годов. При этом стоит особо отметить, что к 1907-му сама Боевая организация распалась, но помимо нее террором занимались еще местные партийные группы.

Террор как основной инструмент политической борьбы использовали анархисты, большевики и многие другие политические партии и силы. При этом самыми опасными были именно анархисты – дисциплина у них была хуже, чем в иных партиях, и в их рядах частенько оказывались преступники и просто неуравновешенные личности. Предотвращать готовящиеся ими теракты было сложнее всего, так как рядовые члены далеко не всегда посвящали «верха» в свои планы.

А еще кроме террористических актов реалией предреволюционной России стали так называемые эксы — акты экспроприации. По сути, это были самые обыкновенные ограбления, проводимые революционерами для финансирования своей деятельности.

revolution-1905Масштабы террора были ужасающими – так, по некоторым данным, общее число убитых и раненых за 10 лет (с 1901 по 1911 годы) составляет около 17 000 человек. В это несложно поверить, так как даже по официальной статистике, с января 1908-го и до середины мая 1910-го было убито 732 государственных чиновника и 3051 частное лицо. Отметим: это жертвы не только терактов, но и пресловутых экспроприаций.

Страну сотрясали громкие политические убийства: министр народного просвещения Николай Боголепов, министр внутренних дел Дмитрий Сипягин, уфимский губернатор Николай Богданович, генерал-губернатор Финляндии Николай Бобриков. И вот в такой обстановке тверским губернатором стал герой нашей публикации – Павел Александрович Слепцов.

Убийство в Твери

Родился будущий губернатор Слепцов в 1862 году в семье дворян Пензенской губернии. Его дядя – Николай Слепцов – генерал-майор, участник кавказских войн, трагически погибший во время боя.

Образование Павел Александрович по традиции получил в Александровском лицее – напомним, его выпускниками были и герои других наших публикаций, в частности Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин и князь Николай Голицын. Это учебное заведение Слепцов окончил в 1881 году и поступил на службу в Министерство внутренних дел. Там он занимал должность чиновника особых поручений при саратовском губернаторе, затем при одесском генерал-губернаторе и далее при главе ведомства.

В конце 1880-х – начале 1890-х годов Павел Александрович занимался продовольственным вопросом в эпоху голода, охватившего нашу страну в то время. А в 1893 году началась его карьера руководителя – сначала в качестве минского вице-губернатора.

tver-upravaС 1896 по 1897 годы Слепцов трудился в должности уже киевского вице-губернатора, после чего был переведен в Воронеж в качестве исправляющего должность (т.е. заместителя) руководителя губернии. Уже через год Павел Александрович официально был утвержден на посту губернатора. Однако уже в скором времени он вынужден был подать в отставку – местные либералы опубликовали доклад, в котором содержались призывы к модернизации политической системы в России. В результате проверки Министерства внутренних дел Слепцову вменили то, что он, будучи на ответственном посту, не смог предотвратить публичное обсуждение предложений либеральной части общества. В 1902 году он возвращается в Министерство внутренних дел, но уже в 1904-м его назначают руководителем Плоцкой губернии (часть территории Польши, находившейся в то время в составе Российской империи). Таким образом, ко времени своего назначения в Тверь в июне 1905 года Слепцов уже обладал определенным опытом в управлении территориями.

Напомним, тверским губернатором он стал в самый разгар революционных событий в стране. Одним из итогов начала волнений стал так называемый Октябрьский манифест (или Высочайший манифест об усовершенствовании государственного порядка), разработанный Сергеем Юльевичем Витте по поручению императора. На уступки Николая II заставила пойти всеобщая забастовка, охватившая разные отрасли промышленности. Общее число бастовавших превысило два миллиона человек, в их числе были и работники железной дороги.

tver-naberezhnayaВ этот самый день, 17 (30) октября, 1905 года в здании тверской управы проходило собрание губернского земства, а вечером толпа черносотенцев выдвинулась к этому «гнезду либеральной заразы». Павел Александрович прибыл на место погрома вместе с полицией, но все его усилия свелись к тому, что он просто призвал толпу разойтись. После отъезда Слепцова погром продолжился с новыми силами, служащие земства были жестоко избиты, а закончилось все в итоге поджогом здания. Губернатор выждал неделю после этих событий и издал распоряжение о запрете публичных собраний в тверской городской черте. Для охраны улиц Слепцову даже пришлось нанимать сторожей, чтобы избежать новых погромов, – всего за казенный счет было нанято около 130 человек. В губернских городах, охваченных волнениями, ночью было опасно находиться на улице – так, например, в Вышнем Волочке был убит директор фабрики Рябушинских.

Страну охватили забастовки, бунты, вспышки насилия. Кульминационным эпизодом Первой русской революции стало Декабрьское восстание в Москве, во время которого одних только полицейских было убито более шестидесяти. Трагические события проходили в те декабрьские дни также и в Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону и Мотовилихе (промышленный поселок-спутник Перми). В Твери, к счастью, обошлось без крупного восстания, хотя при этом полиции в городе не хватало – большинство стражей порядка были отправлены на подавление беспорядков в Москве. В то же время это создавало достаточно напряженную обстановку.

8 декабря по старому стилю в столице губернии было разогнано шествие рабочих вагоностроительного завода, бунтовщики в отместку разгромили 16-го числа станцию Кулицкая. А на губернатора Слепцова, приговоренного эсерами к смерти, открылась самая настоящая охота. Он был предупрежден о готовящемся покушении, и Путевой дворец, где располагалась резиденция губернатора, поставили под усиленную охрану.

Апрельским днем следующего, 1906 года Павел Александрович должен был открыть заседание губернского земского собрания – в той самой управе, которую громили в октябре 1905-го. После этого действия, предусмотренного протоколом, Слепцов покинул здание и отправился в сторону Путевого дворца. Но добраться туда он не успел — неизвестный террорист подбежал к экипажу и метнул бомбу. Раздался взрыв…

От Павла Александровича почти ничего не осталось, его кучер был ранен, а в соседних домах повылетали стекла. Вот что писала об этом газета «Новое время»:

«Когда рассеялся дым, глазам прибежавших представилась ужасная картина: в разных местах на довольно большом пространстве валялись ноги, внутренности, части тела и клочья платья убитого взрывом Слепцова».

Убийцу удалось задержать – жители Твери опознали его как Ивана Бугачева, современные исследователи утверждают, что это был Владимир Чекальдин, член Боевой организации эсеров. Павел Слепцов был похоронен в Спасо-Преображенском монастыре в Саратове, в фамильном склепе. Его убийца был впоследствии предан суду и повешен.

Занять должность погибшего тверского губернатора прибыл Николай Георгиевич Бюнтинг. Как мы с вами уже знаем, он в итоге тоже трагически ушел из жизни, до конца пребывая на своем посту.

Сергей САВИНОВ