Новости Твери и области, события, политика, происшествия, экономика тверского региона

vk  facebook  twitter  w500h5001347632752livejournal  ya  tube

Старейшая баня Твери уничтожается. Ради чего?

Автор: Край справедливости | Создано 22.12.16

ochered-v-banyuДва шага в сторону от центральной улицы Твери – Советской, и будто сел в машину времени и перенесся на 75 лет назад.

Город Калинин только что освобожден от немецко-фашистской оккупации. Враг бежал, оставив после себя разрушенные здания, развороченные мостовые, поломанную и сгоревшую технику. Стоит крепкий мороз. Снег никто не убирает. Странно: вокруг шныряют уроженцы Кавказа, а может быть, и Средней Азии.

Вы возмущены?

Я – да. Хотя удивлена не слишком.

Ужасное настоящее

Никакой машины времени нет, а я стою посреди двора бывшей бани на Советской, – некогда прекрасного храма чистоты. Здание красного кирпича было построено на века. Ему около полутора веков. Умели же раньше строить! Такую кладку ничем не возьмешь. Будь здание чуть послабее, давно бы рухнуло. Не от обстрелов военного времени, не от возраста, а от обид, нанесенных уже в мирное время, в 90-е годы прошлого века, когда над сооружением измывались как хотели.

Да и сейчас, в двадцать первом веке, история продолжается. Чего здесь только не было! Чего здесь только нет! Магазины – куда ж без них! Один, торгующий линолеумом, находился на первом этаже бывшего женского отделения. Точнее, второго разряда. На втором этаже, в первом женском разряде, в духе 90-х велось обучение борьбе.

Сейчас состояние старой бани не лучше. Некоторых магазинов уже нет. Похоже, съехал и спортивный зал.

В корпусах хорошей большой бани ныне действуют две маленькие баньки с переменными женскими и мужскими днями. Цены на услуги помывки и парения установлены немаленькие: 650-750 рублей!

Хочется закрыть глаза и перенестись в прошлое, когда баня исправно работала для тысяч горожан. Поговорите со старожилами – многие вспомнят добрым словом просторные раздевалки, мыльные отделения, парные. Куда все ушло? Зачем?

Прекрасное прошлое

Полвека назад в общественную баню ходили не ради одной любви к процессу мытья в тазу и посещения парной, а по суровой санитарной необходимости.

Мало какие дома в городе Калинине были оборудованы ванной комнатой. До начала массового строительства 60-х годов прошлого века ванны являлись большой редкостью.

Ими были оборудованы многоэтажные дома на улице Вагжанова, по четной стороне. Самый большой из них — №10 – в народе называли крепзовским, по названию завода, построившего дом. КРЕПЗ – Калининский завод резиновой подошвы, будущий комбинат «ИСКОЖ». КРЕПЗ построил отличный дом! Но большинство квартир в нем были коммунальными. Имея десяток-другой соседей, в ванне не понежишься.

В Калинине работало несколько бань: на Пролетарке (ее уже нет), на Ленинградской заставе (жива-здорова), на улице 15 лет Октября (также работает), на улице Спартака (действует), баня около вокзала. Главной баней в Калинине являлась баня на улице Советской. Строго говоря, она располагалась в квартале: переулок Специалистов – улица Рыбацкая – улица Советская, и по Советской находилось только здание банной кассы (недавно мы рассказывали о ее ограблении в 1949 году). Все бани работали с полной нагрузкой, даже с перегрузкой. Граждане нередко подолгу стояли в очереди, чтобы попасть в заветное помещение.

Центр Калинина еще в 70-е годы ХХ века состоял преимущественно из старых домов с далеко не полным набором коммунальных услуг. У некоторых моих одноклассников не то что ванны – воды холодной не было! Топили печки и по нужде в любую погоду бегали во двор. Так жила, например, семья Егоровых с улицы Советской. Сейчас в ее доме приемная партии «Единая Россия». А лет сорок назад обитатели этого особняка спускались со второго этажа и брели в коллективный дощатый сортир. Сын рабочего Егорова от первого брака жил в Испании. Однажды он приехал в СССР, который боготворил. Жилищные условия отца его поразили. Крохотная комнатка на втором этаже, она же кухня. Туалет – будка во дворе. Ни ванны, ни душа. Печка. Вернувшись домой, испанский сын Егорова написал письмо Генеральному секретарю ЦК КПСС товарищу Брежневу. Вскоре Егоровым дали квартиру. С ванной.

Но не всем так везло. Поэтому раз в неделю граждане ходили в баню.

Посещение бани обычно происходило по субботам. Собираясь туда, складывали в чемоданчики, в сумки нехитрый скарб: кусок мыла, мочалку, полотенце, смену белья.

Сначала приобретали в кассе билет – маленький, как в трамвае или автобусе. Билет в баню, сколько себя помню, всегда стоил 20 копеек. Это в первый разряд, во второй – пятнадцать.

Из кассы дорога в саму баню. Нередко в ожидании помывки случалось стоять на лестнице, а то и во дворе. Его украшала клумба с гипсовой скульптурой девочки с ведром, покрашенной серебрянкой.

На площадке второго этажа находилась раздевалка. Проход осуществлялся по номеркам: вымытый человек пальто забирал, его номерок переходил первому из очереди. В ожидании помывки можно было зайти в уголок парикмахера возле раздевалки на одно или два кресла. Здесь ловко стригли, брили шеи, красили брови. Стоило это копейки. Помню висящий на стене нарядный зеркальный ящик-пульверизатор: услуга — пятнадцать копеек. Монетку следовало сунуть в прорезь, в ответ агрегат опрыскивал стоящего перед ним человека крепким одеколоном. Аромат был явно мужским, и в женском отделении ящик успехом не пользовался.

И вот наконец открываются заветные двери: тяжелые, двойные, с широкой поперечной ручкой с металлическим набалдашником.

В большом зале слева стоят широкие и длинные деревянные скамьи для раздевания со спинками и подлокотниками. Нужно предъявить билет сидящей у входа служительнице бани, а потом искать свободное место. Самая главная служительница восседала у входа на деревянном кресле, у нее было несколько подручных. Те особенно не засиживались и неслышно сновали по отделению с тряпками в руках, поддерживая чистоту.

Но мама все равно расстилала принесенную из дома газету – «Калининскую правду». Ее формат идеально подходил к банным местам. Мы быстро раздевались, здороваясь со знакомыми.

В общей раздевалке, в банном зале и парной нагими встречались соседи, знакомые, родные, коллеги, соученики. Стеснялись ли люди своей наготы? У советского человека было не так много возможностей для приватности. В быту, на учебе, на службе — всюду был коллектив, так что баня – это просто еще одно звено в цепи общего быта.

В женском отделении народ надолго не задерживался, но все-таки любопытные разговоры велись. Таковыми мне казались беседы пожилых дам из «бывших» о прошлых временах. Даже на склоне лет дамы выглядели инородными телами – с манерами, с говором, со скромными, но стильными нарядами. Они беседовали о прошлом, вспоминали гимназию, удивительные магазины – с фамилиями владельцев. Это было дыхание ушедшего времени.

banya-banyaВ мыльном отделении лавки не деревянные, а из неровного камня. В отделении всегда стоял гул и грохот. Бабушки с тряпками сюда не заходили. Разве что в конце дня сгребали листья от веников. Слева от входа был установлен круглый душ в виде гриба мест на шесть-семь. Мыться под ним с мочалкой по банной этике не дозволялось – лишь освежиться перед уходом. Вода из душа лилась всегда теплая. А так хотелось холодной!

Банные тазы для мытья были круглые, металлические. А еще помню прямоугольные – для распаривания ног. Для маленьких детей в бане предназначались ванночки. Матери натаскивали воду, малыши плескались в них со своими игрушками.

Парная в бане на Советской была хороша. Помещение размером со школьный класс. Париться следовало на лавках, установленных на галерее. Не каждый банный посетитель выдерживал высокую температуру наверху.

В мыльном отделении тоже приходилось стоять в очереди – чтобы набрать воды в таз. Престарелым негласно уступали места возле кранов с водой, чтобы не таскать тазы.

Хорошо помню, как женщины начали красить волосы в бане. Первая краска продавалась в стеклянных флаконах, но банщицы не разрешали идти со стеклом. Маму однажды остановили с бутылкой краски. Пришлось разыскать пластмассовую бутылочку (проблема!) и переливать в нее краску. Проще было с хной или басмой. Эти «снадобья» продавались в бумажных пакетиках. Некоторые накручивали мокрые волосы на бигуди, укрывали платком.

После мытья и парения идешь сохнуть и одеваться. Теперь можно взглянуть в зеркало: вся раздевалка уставлена огромными зеркалами, видимо, оставшимися от царского режима. Что с ними стало? Выбросили? Разбили? Наверное, в девяностые все имущество вывезли на помойку, не ведая истинной ценности исторического банного комплекса.

Последний раз я была в бане в начале нулевых. Банщицы обсуждали предстоящее закрытие бани: поверить в это было невозможно.

Если набрать в интернете «баня на Советской», то выскочит ИП (индивидуальный предприниматель) М.А. Клейменов. Помню Анатолия Клейменова, главу комитета по экономике администрации области, периода правления губернатора Платова. Максим, видимо, сын.

Странная экономика – взять действующий социальный объект, к тому же исторический, пусть и нуждающийся в реконструкции. Приватизировать, поменять специализацию и довести до разрушения при полном равнодушии всех властей.

Хочется спросить: много ли заработали? Хорошо ли пошел бизнес-проект?

А контролирующие органы – ответьте, пожалуйста, жителям города: это нормально? В центре Твери так и должно стоять руинированное здание уничтоженных общественных бань?

Тревожное будущее

Не надо быть провидцем, чтобы предсказать бане на Советской самое печальное будущее. Полагаю, ее готовят к сносу. Место хорошее. Можно будет построить очередной ТЦ или псевдоэлитный жилой дом. Срубить деньжат.

Защищать все еще любимую горожанами баню некому.

Кроме нас с вами.

Советую всем имеющим фотоаппарат запечатлеть руины бани на память.

Марина ШАНДАРОВА