Новости Твери и области, события, политика, происшествия, экономика тверского региона

vk  facebook  twitter  w500h5001347632752livejournal  ya  tube

Четыре часа с президентом

Автор: Край справедливости | Создано 29.12.16

vvp-pressЧто происходило за кулисами пресс-конференции Владимира Путина.

Наш новогодний номер вы получите с небольшой задержкой, но для этого у нас была очень уважительная причина – в прошлую пятницу «Вече Твери», единственное из печатных областных изданий, принимала участие в ежегодной традиционной пресс-конференции Владимира Путина.

Нет, готовясь к этому мероприятию, мы, конечно, не обольщались. На пресс-конференцию аккредитовалось около полутора тысяч журналистов из всех стран мира, и хотя «ВТ» тоже заготовила для президента свой вопрос, но с самого начала мы были готовы к тому, что задать его вряд ли удастся.

Ни для кого не секрет, что у Владимира Путина есть тверские корни, и к нашему региону у него особое отношение. Но ясно ведь и другое: на ежегодных президентских пресс-конференциях обсуждаются самые важные события за год, самые насущные вопросы и самые громкие информационные тренды. Поэтому еще до пресс-конференции федеральные СМИ дали прогноз: обсуждаться будет напряженность в международной политике на западно-российском направлении, Сирия, победа Трампа, террористическая угроза, экономический кризис и его последствия, громкие ЧП в регионах… Зная любовь медиапублики к братьям нашим меньшим, можно было заранее делать ставку: кто-нибудь обязательно спросит Владимира Путина про ужесточение наказания за жестокое обращение с животными. Учитывая, что незадолго до пресс-конференции в Иркутской области прокатилась волна смертей от замешанного на метаноле «Боярышника», никто не сомневался – обязательно всплывет и этот сюжет.

Так оно и случилось! Ну а теперь – за кулисы, ведь и там происходило немало интересного.

Все флаги в гости были к нам

Есть мнение, что попасть на пресс-конференцию очень сложно, в том числе и физически.

— Всех журналистов проверяют с ног до головы, заставляют выворачивать карманы, они толпятся часами в очереди… — пугали нас «самые осведомленные коллеги».

Но за два часа до начала пресс-конференции ни толкучки, ни очередей у здания Центра международной торговли, где проходило мероприятие, не наблюдалось.

Толпа журналистов лениво тянулась со своими камерами, штативами и сумками на выдачу аккредитаций. Там, за столиками, вручались бейджи с патриотичной ленточкой-триколором и бонус-сувенирка: блокнот, войлочная сумка под айпад, ручка и календарь. С календаря смотрело лицо Натальи Водяновой. Тут придется уточнить: она, завязав с модельным бизнесом, ушла в благотворительность. Ее фонд «Обнаженные сердца» помогает детям с особенностями развития.

Да, досмотр был, но карманы никто не выворачивал.

Пройдя «вертушку» и сдав вещи в гардероб, федеральные коллеги с ходу мчались в буфет: шел слушок, что там потчуют какими-то необыкновенными пирожками. Иностранные журналисты, напротив, к буфету отнеслись настороженно – шли занимать очередь у дверей, ведущих в зал.

Тем временем среди брошенных на пол камер и снующих граждан со стаканчиками кофе в руках появились первые герои новостей – журналисты с необычными плакатами. Посреди фойе раздавал интервью плотный мужчина с табличкой «Спасите нашу Волгу!». На него поглядывали с подозрением: что если это никакой не журналист, а проникший под видом сотрудника СМИ общественный активист, который хочет устроить одиночный пикет?

Своя минута славы была и у девушки творческой внешности, которая пришла на пресс-конференцию с триптихом: Путин, Трамп, Ле Пен. Девушка зазывала коллег на некую выставку: на ненавязчивую рекламу большинство реагировало с улыбкой.

Бойко раздавал интервью и кировский журналист Владимир Маматов, к которому после пресс-конференции в прошлом году намертво приклеилось прозвище Вятский квас.

— Какой бренд будете пиарить на этот раз? – пытали «звезду» телеканалы.

Но Маматов лишь иронично улыбался:

— А вот увидите!

Потом по зданию пронеслось объявление: фотокоров просили встать поближе к залам – их запускали первыми, чтобы дать время для настройки аппаратуры. Но, конечно, в их ряды затесалась и хитрая пишущая братия, пытавшаяся таким незатейливым образом занять места получше.

Больше всех очередь почему-то обрадовала журналистов из Латинской Америки: они активно делали селфи и перешептывались на тему «красивых русских девушек».
Судя по вавилонскому смешению языков в очереди, все флаги и впрямь были в гости к нам, точнее, к Владимиру Путину.

Как Винокурова набедокурила

Тем временем прессу начали запускать в зал, и уже случились первые маленькие трагедии: напитки и еду требовали оставить на входе. В итоге, как в аэропорту, на столике охраны выстроилась целая батарея минералки и холодных чаев.

Места в зале занимались стихийно, но каким-то непостижимым образом на самых «козырных» все равно оказались политологи и VIP-ы. Неплохо устроилась и «ВТ»!

Справа перемывали кости главреду сайта Znak Винокуровой:

— Нет, ты представляешь, она меня увидела и выкатила претензию: мол, а ты-то чего сюда приперлась? – жаловалась соседу некая блондинка.

— Ну, так и она ведь пришла, успокойся, — утешал блондинку сосед.

В воздухе носились обрывки фраз: «Эхо Москвы»… Навальный… Посол… Песков… Песков…»

И Песков действительно появился. Обвел орлиным взглядом публику, вздохнул (а может, это мне показалось). Журналисты приготовили айфоны и палки для селфи. Вслед за отечественной прессой украдкой достали мобильники и тихонько начали выбирать ракурс западные медийщики.

Внимание! На сцене – Владимир Путин!

Тут, как вы понимаете, понеслись вспышки, селфи, а в воздух взметнулись таблички.

Президент был явно в хорошем настроении.

Впрочем, зачем пересказывать то, что вы видели и слышали сами – по телевизору?

За камерами остались невероятно эмоциональные медиабои журналистов за президентское внимание. Некоторым федеральным сотрудникам СМИ прилагать особых усилий не стоило: на всех пресс-конференциях любого уровня в любой точке планеты дают высказаться представителям журналистского пула, то есть тем изданиям, которые работают в тесном взаимодействии с данным органом власти или человеком, регулярно освещая его деятельность.

И Песков, конечно, не забыл ни про «Первый канал», ни про Russia Today, ни про «АиФ» с «Коммерсантом».

И если вы смотрели трансляцию, то знаете: не обидел президент со своим пресс-секретарем и западные СМИ с их каверзными вопросами, и отечественное оппозиционное крыло независимой журналистики.

Все шло своим чередом, как вдруг в зале раздался крик.

— Пожалуйста-пожалуйста, умоляю, дайте задать вопрос, речь идет о жизни и смерти!

Это была Екатерина Винокурова, главред «Знака».

Прорываться через частокол табличек ей пришлось несколько раз, но в итоге прием сработал – слово было предоставлено и ей.

После пресс-конференции в кулуарах многие потом еще долго недовольно перешептывались: нет, ну надо же – растолкала грудью, а про жизнь и смерть так и не спросила.

Но оживление в плавный ход пресс-конференции этот эпизод, конечно, внес.

Длительность общения президента со СМИ приближалась уже к четырем часам, журналисты начали было потирать руки: а не планирует ли Владимир Путин побить свой собственный рекорд, поставленный в 2008 году? Тогда президент общался с журналистами 4 часа 40 минут.

Но пресс-конференция закончилась без прелюдий – так же, как и началась. Правда, спокойно удалиться со сцены Владимиру Путину не дали – нашлись желающие во что бы то ни стало взять у него автограф. Президент расписался.

…А в фойе телевизионщики уже готовились ловить для блиц-интервью Владимира Маматова, известного как Вятский квас: всех волновало, почему на этот раз он приехал без местного бренда, который нуждается в раскрутке.

P.S. «ВТ» не удалось задать вопрос президенту. Но звучал бы он примерно так: «Владимир Владимирович, мы годами пишем о региональной политике, провели сотни антикоррупционных расследований и пришли к выводу, что вертикаль власти пока обрывается на уровне муниципалитетов. В сельских поселениях, в глубинке законы Российской Федерации почему-то не действуют: вот откуда начинается вся проблематика, да и коррупция. Нет дров, не доходят бюджетные субсидии, не доходят программы, не доезжают «скорые», не заглядывают местные чиновники. Что делать? Как страна планирует возвращать село под свою административную и правовую юрисдикцию?»

Обещаем попробовать задать его через год. А может, за это время все изменится, и вопрос снимется с повестки сам собой?

Юлия ОВСЯННИКОВА