Город помнит

Автор: Край справедливости | Создано 27.04.17

gorod-pomnit01Два дня чеченской командировки.

Уже скоро по всей России пройдет великая акция «Бессмертный полк», когда наш народ в едином порыве прошествует по улицам своих городов и отдаст дань памяти воинам, отстоявшим свободу страны в Великой и самой страшной войне. Но сегодня в своей статье я хочу рассказать о героях другой войны, которые, не пощадив своих жизней, до конца исполнили свой долг перед Родиной.

Памяти Лысенко Николая Михайловича, Гудзюка Андрея Ивановича, Овчинникова Олега Валентиновича, Ануфриева Вячеслава Викторовича, Осипова Олега Викторовича, Крылова Дмитрия Александровича, Соловьева Михаила Сергеевича посвящается!

Я расскажу о двух днях одной чеченской командировки – 25-26 апреля 1996 года, врезавшихся в мою память на всю жизнь. Рассказ этот может показаться вам грубым, без пафосного героизма и прикрас, но это будет честный рассказ солдата. И еще, он будет предельно откровенным. Думаю, что по прошествии двадцати одного года нужно рассказать всю правду о роковом бое под Ханкалой и о том, что ему предшествовало.

Замечательное апрельское утро еще больше подняло и без того отличное настроение. Я, голый по пояс, стоял во дворе Дома культуры, превращенного в комендатуру, и щурился на теплое солнце, оттягивая минуту, когда Серега окатит меня ведром холодной воды. Еще неделя – и домой. К молодой жене, которая уже семь месяцев носила под сердцем моего первенца.

— Илюха, давай быстрее уже, завтракать пора!

Я согнулся, и Серега беспощадно, без подготовки, обрушил на меня ледяной водопад. Вообще мой друг – человек добрый, о чем сложно догадаться с первого взгляда. Метр девяносто и сто килограммов мышечной массы вкупе со свирепым выражением лица наводят на совершенно иные мысли.

Отзавтракали макаронами по-флотски.

— Готовность пять минут! — командует взводный.

Привычно натянули форму, берцы, броники, погрузились в БТР и выдвинулись на блок-пост. Прекрасное утро отражается даже на чеченских мальчишках, которые приветливо машут нам руками, не переставая чеканить какую-то металлическую битку с хвостиком. Я всегда поражался, как филигранно у них это получается.
Дислоцировался наш отряд в сорок человек в Аргуне. Три отделения бойцов и офицерский состав. Одно отделение сутки охраняло комендатуру. Второе отделение несло службу на блок-посту на выезде из города в сторону Гудермеса. Третье отдыхало. Наше отделение предыдущие сутки отдежурило в комендатуре. Сегодня блок-пост, а завтра отдых. И не просто отдых, а сопровождение командира в Грозный, где он будет решать вопросы с нашей сменой и отъездом домой. Мы же прекрасно походим по рынку, закупимся дешевым турецким золотом и посидим под шашлычок из баранчика или осетра – кому как нравится. Замечательно!

Блок-пост представляет собой бункер из бетонных плит на обочине дороги. На нем философская надпись во всю стену: «Небо голубое, вода мокрая, а жизнь дерьмо». И бетонные же блоки на самой дороге, разложенные в шахматном порядке.

Штатно меняем ребят. Штатно досматриваем машины. Трое на дороге, остальные в бункере. Ночью еще двое пойдут в траншею за блоком – охранять пост от нападения со стороны поля. Режемся в карты. Скучно.

— Ребята, косуля!!!

Это удача. Всей гурьбой вываливаемся из бункера и открываем огонь по бедному животному, невесть как забредшему так близко к вооруженному человеку. Жарим мясо. Приближается вечер. Под такую закуску не грех и выпить. Олег, инженер, капитан и второй офицер на блоке помимо взводного, осуждающе качает головой и отказывается. Но взводный дал добро на 100 грамм боевых для свободной смены. Настроение еще более поднимается.

— Илюха, а ну-ка покажи свое умение, — подкалывает меня Серега.

Выходим на свежий воздух и снаряжаем выстрел. Метрах в двухстах в поле остов сгоревшей БМП. Кладу гранатомет на плечо. Стреляю. Граната не долетает до цели метров тридцать. Ребята боятся поднять головы из окопа. Я обеспечен подколами на всю оставшуюся смену, а потому предпочел обидеться и ушел спать. Скоро на ночное дежурство. Но выспаться толком не удалось.

— Подъем!

Что такое? Вроде только закрыл глаза. На блок-посту командир отряда с проверкой. Лица ребят понурые. Командир учуял запах спиртного. Это залет, бойцы! Нас меняют. Кто бы знал тогда, что это судьба.

Наутро 26 апреля наше отделение в наказание опять заступает на охрану комендатуры. Командира в Грозный сопровождает другое отделение. Да еще плюс моя очередь дежурить на кухне.

Ближе к вечеру начинается. Все радиостанции надрываются. Наши парни попали в засаду, идет бой. Больше никаких новостей. Одно из самых тяжелых испытаний – ждать в неизвестности. Выть хочется. Весь отряд, как один человек, рвется в бой. Но это бесполезно сейчас – все одно не успеем. Помощь выдвигается из Ханкалы.

Наконец возвращается наш БТР. Он весь в пробоинах и залит кровью. Вот реально – весь в крови! У выживших парней бешеные глаза.

gorod-pomnitУ нас семеро двухсотых. В том числе командир отряда Лысенко Николай Михайлович. Умный и добрейший человек, хотя очень строгий командир. Офицер с большой буквы. Андрей Гудзюк, его заместитель. С ним я дружил, несмотря на разницу в званиях и возрасте, и глупо как-то поругался перед самой командировкой. Так всю командировку и промолчали. Слава Ануфриев, счастливый молодой муж, сыгравший свадьбу незадолго до командировки. Олег Овчинников, инженер, всего два месяца как поступивший на службу в отряд. Да все ребята, с которыми только с утра перекидывались шутками… У всех дома остались семьи, дети, ведь тогда в Грозный поехали ребята из старшего, так сказать, поколения отряда.

Все произошло, когда парни уже возвращались из Грозного. Недалеко от Ханкалы, основной нашей военной базы в Чечне, отделение попало в грамотно устроенную засаду. Почти одновременно по БТРу из придорожных развалин сработал снайпер, и произошел подрыв заложенного на шоссе фугаса. Затем обстрел из автоматического оружия с целью добить выживших. Излюбленная тактика боевиков.

Наши ребята сидели в основном на броне, то есть на БТРе, а не внутри него. Отсюда сразу столько погибших, в основном осколками мины. Те, кто находился в машине, уцелели. Паники не было. Наши бойцы дали решительный отпор бандитам. Бой длился недолго, получив в ответ стену огня, боевики поспешили скрыться.

Каждый год 26 апреля мы вспоминаем своих товарищей. Каждый раз говорим им и их семьям: извините друзья, что не уберегли, что вы оказались в том БТРе вместо нас. И спасибо за то, что до конца исполнили свой долг. Наш город гордится вами. Вечная память. Спите спокойно.

Илья ГУСАРОВ