Пленники виртуального мира

Автор: Край справедливости | Создано 18.05.17

Владимир Тугов

Зависимость людей от социальных сетей и компьютерных игр распространяется подобно эпидемии. Психологи считают, что это и есть эпидемия, причем с каждым годом число зараженных ею растет. Мы решили узнать, как обстоит с этим дело в Твери, и обратились к заведующему Центром психического здоровья Тверского областного клинического психоневрологического диспансера Владимиру ТУГОВУ.

— Владимир Серафимович, существует ли зависимость от социальных сетей или это выдумки журналистов?

— Конечно, существует. И от социальных сетей, а особенно – от компьютерных игр. У нас подобных клинических случаев отмечается множество, причем с каждым годом количество таких обращений увеличивается. Обращаются обычно члены семьи зависимого, потому что сам человек, попавший в такую зависимость, до последнего момента не хочет признавать наличие проблемы. Говорит, я никому не мешаю, живу как хочу, мое увлечение никому вреда не приносит. Вот как только он так говорит, это уже серьезный симптом. Потому что его «я никому не мешаю» представляет огромные проблемы для тех, кто живет с ним рядом. Человек выпадает из повседневной жизни, большую часть времени проводит в социальных сетях, теряет социализацию, практически перестает общаться с живыми людьми, в том числе с детьми, женой… При этом убедить его в необходимости лечения бывает невероятно трудно – он не считает происходящее сколь-нибудь серьезной проблемой.

— Это, наверное, связано как-то с экономическим кризисом, с трудностями, с которыми сталкиваются многие? Люди чувствуют себя неуверенно, тревожно, вот и пытаются найти утешение в общении по интернету…

— Не думаю, что здесь какая-то связь с экономическим кризисом. Скорее, главная причина в том, что компьютеры, интернет, всевозможные формы выхода в Сеть стали общедоступными и массовыми. У нас пациенты с зависимостью от компьютеров наблюдались еще в конце 80-х годов прошлого века, когда и компьютеров-то было единицы.

— Что, по-вашему, люди находят в социальных сетях?

— Это очень интересный вопрос. В зависимость от социальных сетей попадают люди, которых я бы условно назвал «другими». Они считают себя (зачастую втайне) не такими, как все, отличающимися от большинства. В худшую или лучшую сторону – не так важно. Осознание собственной непохожести порождает тревожность, и поэтому первое, зачем люди уходят в Сеть, – это поиски эмоциональной безопасности. Люди в социальных сетях могут сами формировать круг общения, оставляя в нем тех, кто разделяет их взгляды, убеждения, кто соглашается с их размышлениями. Со временем человек попадает в психологическую зависимость от подобного формата общения, ему требуется постоянная «подпитка» в виде поощрительных комментариев от своих виртуальных собеседников. И чем комфортнее человек чувствует себя в виртуальном мире, тем сложнее ему общаться с живыми людьми, которые не всегда с ним согласны, критикуют, возражают.

Во-вторых, человек начинает в социальных сетях заниматься моделированием личности – он выступает в интернете не тем, кем он является, а тем, кем хотел бы казаться. Вот это главное и самое опасное свойство сетей – человеку там легко «не быть, а казаться». Представлять себя главным экспертом, оригинальным философом, знатоком всего на свете… Это формирует у людей ложное представление о собственной значимости и, как следствие, делает их все менее адекватными в реальном общении.

— Мужчины или женщины? Кто чаще становится зависимым?

— В основном молодые мужчины в возрасте до 30 лет. В молодости многие еще не обрели жизненного опыта, не чувствуют себя уверенными, и социальные сети дают такой суррогат уверенности, суррогат авторитета в виртуальных сообществах. Причем чем глубже человек погружается в виртуальное общение, тем активнее он выстраивает барьер между собой и реальными проблемами, старается их не замечать, игнорировать. У нас был пациент, трудившийся инженером, который потерял работу, стал все чаще засиживаться в интернете, общаться с такими же, как он, людьми. А жене, которая на свою небольшую зарплату тянула всю семью и едва сводила концы с концами, говорил – «мне так удобнее, я никому не мешаю». Одна из самых страшных сторон интернет-зависимости – это превращение человека в эгоиста, эгоцентрика, который утрачивает эмпатию, перестает понимать беды и жалобы своих родных и близких, агрессивно реагирует на них.

Женщины тоже встречаются среди зависимых, но у них несколько иной тип зависимости. Женщины чаще «зависают» на сайтах знакомств, и для них посещение этих ресурсов – в немалой степени суррогат общения. Важен не результат, найдет ли женщина мужчину своей мечты, а сам процесс – переписка, ответы, комплименты… Для многих женщин важно именно действие без результата. То есть они не ставят какой-то конкретной цели, происходит общение ради общения. Кстати, этот принцип применим и к мужчинам, попадающим в интернет-зависимость: постепенно они утрачивают, если можно так сказать, свою идентичность, для них также максимально важным становится именно процесс общения.

— Ну, так и пусть бы себе общались. Они ведь другим, в самом деле, не мешают…

— Знаете, это как посмотреть. Мы, врачи, не отличаем интернет-зависимость от других форм зависимостей – алкогольной или наркотической. Разные механизмы реализации, разная патология, но «сценарий» примерно один и тот же везде. Человек выпадает из мира, из нормальных живых отношений, становится все более асоциальным, оторванным от общества, от нормальной жизни. И ему кажется, что общение в интернете позволяет ему справиться с депрессией – на самом же деле депрессивное состояние только усугубляется. Он становится социопатом.

И потом, немалое число среди таких людей составляют семейные, у них есть дети, близкие родственники. Вот только представьте, какие модели поведения в семье они демонстрируют своим детям, какие примеры подают. Человек, предпочитающий виртуальное общение живому, реальному, передает это, как вирус, своим детям, и у них также возникают проблемы в общении со сверстниками.

Если же говорить об опасности компьютерных игр, то главная опасность заключается в том, что у человека постепенно стирается грань между реальностью и виртуальным миром игры. Сколько раз мы видели, как машины не разбирая дороги на скорости несутся по улицам? Сто процентов из ста, что за рулем сидит человек, наигравшийся в компьютерные гонки – он просто не соображает, что находится за рулем реальной машины. Или распространенное убеждение, что компьютерные стрелялки позволяют-де снижать агрессию, пошел пострелял – и стало легче. На самом деле, любой врач вам скажет, что агрессия только аккумулируется: чем больше человек стреляет в компьютерных играх, тем нормальнее ему кажется устроить пальбу, например, на улице.

— Эти зависимости излечимы?

— В общем, да, конечно, излечимы. Хотя каждый случай по-своему индивидуален: где-то требуется более сложное лечение, вплоть до медикаментозного. Один из самых больших страхов у интернет-зависимых – а что будет потом? Чем я смогу заменить общение в интернете? Чем заполню пустоту, которая возникнет в моей жизни? Вот этот страх пустоты для многих становится поводом для постоянной тревоги. Они понимают в глубине души, что живут неправильно, что их общение – это суррогат нормального живого общения, но боятся, что могут потерять и это.

А пустоты не возникнет, если человек будет интересоваться происходящим, общаться, гулять, читать книги, смотреть телевизор, заниматься спортом – да мало ли занятий! Надо отдавать себе отчет, что общение в интернете – это очень упрощенная, псевдорациональная, крайне несовершенная модель общения, она не способна заменить хороших, здоровых, пусть даже не всегда психологически комфортных отношений с живыми людьми.

— Не могу не спросить: а у вас самого есть аккаунты в социальных сетях? Вы общаетесь в интернете с кем-нибудь?

— Я стараюсь сводить это общение к самым необходимым формам. Социальные сети я не использую и даже компьютером стараюсь пользоваться только по работе. В жизни есть множество куда более интересных вещей.

Беседовал Владислав ТОЛСТОВ

Фото Елены АНДРЕЕВОЙ