Медали не для всех

Автор: Край справедливости | Создано 21.03.14

zapoiМолодежь на селе брошена и забыта

В Сочи отгремели Олимпиада и Паралимпиада: главный итог соревнований – бешеный патриотический подъем. Наша сборная, несмотря на все скептические опасения, лихо выиграла медальный зачет, побив давний советский рекорд времен Калгари. Наши паралимпийцы умудрились завоевать большую часть разыгранных медалей, удивив итоговым результатом весь мир. Олимпийский огонь потух, но в отечественных медиа не утихают бравурные разговоры о том, что наш спорт находится на подъеме, а россияне ведут массовую борьбу за здоровый образ жизни.

Однако на самых внимательных наблюдателей благостная картинка спортивных успехов не производит должного впечатления, ведь если присмотреться к списку наших героев-олимпийцев, выяснится простая вещь – это жители крупных городов, прорвавшиеся в большой спорт благодаря героизму родителей, их же финансовым вложениям и только потом обласканные государством. А где же герои былых времен? Где Галины Кулаковы – удмуртские доярки, талант которых кто-то случайно разглядел, выпестовал и привел на подиумы? Где все эти мальчишки и девчонки из дальних сел и деревень, которые когда-то валом валили в спортивные секции, ездили по районным и областным соревнованиям, а потом перекочевывали в столичные спортивные общества?

И вновь придется завести разговор на нашу любимую грустную тему: о вымирании российских сел и деревень, о брошенной местной молодежи, которая растет как трава – никем не возделываемая, не нужная ни власти, ни обществу.

Лыжные страдания

Что такое массовый спорт, здоровый образ жизни и патриотизм, автор этих строк знает не понаслышке. Как и большинство советских детей, меня по выходным родители поднимали спозаранку, вручали маленькие деревянные лыжи – и мы отправлялись в лес, на турбазу. И были не одиноки: на лыжи по субботам и воскресеньям вставали целые трудовые коллективы, с детьми и внуками. Кипятился чай, жарились шашлыки, проводились мини-марафоны. Дни здоровья, спартакиады, массовые зарядки, туристические слеты… Зимой каждый ребенок увлекался лыжами и коньками, во дворах допоздна играли в хоккей. Летом стучали в настольный теннис, бились в бадминтон, гоняли на велосипедах, покупались футбольные и волейбольные мячи… Запись в спортивные секции, в спортивную школу была обязательным атрибутом воспитания обычного советского ребенка. С этого, добавлю, и начинался патриотизм: детям объясняли – сильной стране нужны сильные, здоровые люди. Образцом для подражания были наши хоккеисты, фигуристы, боксеры, лыжники, биатлонисты, которые со слезами на глазах пели гимн страны, стоя на высшей ступени пьедестала.

Спорт был чем-то естественным – как еда, вода и воздух. И городские дети, оказавшись в деревне, искренне завидовали своим сельским сверстникам: здесь плавали в реках и озерах, а не в пахнущем хлоркой бассейне. В маленьких школах не было проблем со спортинвентарем. Местным школьным стадионам могли позавидовать и некоторые столичные учебные заведения. На село регулярно заглядывали маститые тренеры – в поисках новых талантов. Самых одаренных отправляли в специальные интернаты, школы олимпийского резерва, гоняли по соревнованиям, берегли и пестовали…

Так когда-то было, например, в Лихославльском районе, считавшемся в советские времена «кузницей лыжных кадров». Я не преувеличу, если скажу: на лыжах здесь в свое время стояли абсолютно все школьники. Лучшим везде у нас была дорога: ученики местной спортивной школы круглый год колесили по областным и всесоюзным соревнованиям. Сказка закончилась несколько лет назад, при нынешнем бездарном районном руководстве, – в спортивную школу проникла коррупция и чиновничье равнодушие. Бюджетное финансирование сократилось, лучшие тренеры-наставники пали жертвой интриг, другие годами работают на голом энтузиазме, под жесточайшим прессингом, собирая с миру по нитке деньги на форму и спортинвентарь. О каком молодежном патриотизме, о каком развитии массового спорта мы вообще ведем речь? Впору просто порадоваться, что еще не повывелись фанаты-тренеры, готовые из любви к искусству (то есть к спорту) заниматься с юными талантами. Но сколько этих талантов тихо спилось в селах и деревнях, сколько пошло по тюрьмам, сколько лежит на кладбище? Целые поколения сельской молодежи были безжалостно выброшены на обочину жизни: по вине равнодушной власти, коррумпированных, нерадивых чиновников, по вине «оптимизаторов», решивших в своих уютных кабинетах, что социальное развитие села – затратная, неперспективная и никому не нужная вещь.

Потерянное поколение

Мы регулярно бываем в командировках в самых разных районах Тверской области. Увы, как часто победные отчеты, которые публикуются на страницах газет, расходятся с суровой реальностью, которую мы видим. Сколько детей живет в среднестатистической тверской деревне? Давайте посмотрим правде в глаза: детский смех здесь становится редкостью, а села и деревни давно превратились в хосписы, где доживают свой век брошенные родными и властью старики. Родиться на селе нынче – проклятие, черная метка, от которой приходится избавляться не щадя живота своего. Ведь там, где закрываются школы, здравпункты, клубы, единственный шанс на будущее, на нормальную, полноценную жизнь – срочное бегство в крупные города. Именно в крупные: жизнь в маленьких тот же суровый отбор.

— У нас кадровый голод. Лучшие уезжают, и у нас нет достойной смены, — такой сигнал SOS поступает в последние годы в нашу редакцию из районных больниц, школ, библиотек, администраций…

Проваленные программы по удержанию молодежи на селе и по привлечению специалистов – лучшее доказательство умирания глубинки. Профессионалы отказываются ехать «в тмутаракань» даже за очень большие зарплаты, даже в новые квартиры, даже за полный пакет социальных льгот. Причина ясна: смысл нашей жизни – в детях. Разве кто-то из родителей хочет для них «деревенской» судьбы – без спорта, без досуга, без приобщения к культуре, без гарантий для жизни и здоровья, без перспектив трудоустройства?

Увы, массовый отток населения в большие города, начавшийся еще в лихие девяностые, привел к страшным последствиям: в глубинке остались только те выпускники школ, которым так и не удалось вытащить счастливый лотерейный билет – провалившие экзамены в крутые вузы, не сумевшие найти работу в Твери, в Питере, в Москве, повязанные по рукам и ногам бедностью родителей. Целые поколения сельской молодежи оказались потерянными – на радость производителям алкогольной продукции, наркодилерам, представителям криминала и… нерадивым чиновникам, не любящим, когда их отвлекают по пустякам от насущных «денежных» дел.

Государство проводило приватизацию, раздавало предприятия олигархам, жалело деньги на социалку, воевало в Чечне, придумывало национальные проекты – занималось чем угодно, но только не заботой о подрастающем поколении. В это время на сельских кладбищах росли кресты: наше будущее разбивалось по пьяни на мотоциклах, резало и стреляло друг друга в нетрезвых разборках, отправлялось по глупости за решетку, спивалось и пробовало наркотики. Сколько талантов – будущих Харламовых, Кулибиных, Ломоносовых – погибло в прямом и переносном смысле слова из-за бездарных управленцев! Сколько забросило любимые хобби и торгуют на рынках, таксуют, перебиваются случайными заработками! Сколько переехало в крупные города и носа не кажет на историческую малую родину!

Вот где остались все наши медали, научные и прочие достижения: в уничтоженных деревнях и селах с ржавыми табличками, в наркодиспансерах, в тюрьмах, на кладбищах. И какие бы усилия сейчас ни прилагала федеральная власть, возвращая молодежи вкус к спорту, к здоровому образу жизни, трагедия «потерянных» поколений никогда не будет забыта, компенсирована, уравновешена громкими победами. Ведь генофонд, «подбитый» в прошлом, аукнется в будущем – и эхо событий девяностых-нулевых будет разноситься еще много десятилетий.

С чего начинается Родина?

Отдельный разговор – о патриотическом воспитании молодежи. Ах, как легко рассказывать о любви к Родине и доверии к власти в гламурной столице, где каждый год открываются десятки спортивных комплексов, а школьников уже тошнит от айфонов. Но как внушить любовь к Отечеству ребенку в забытом богом тверском селе? Его школу все время пытаются закрыть «крутые» сановные дяди в дорогих пиджаках, его родители получают нищенские копейки за тяжелый, неблагодарный труд, он не слышал про айфоны и айпады, он никогда не побывает в Сочи. И если не удастся перебраться в большой город, его жизнь пройдет в унылой бесконечной борьбе за стабильность и комфорт, где предел мечтаний – собственное жилье. Сколько человек добежит до конца этого жизненного марафона, не сломавшись, не впав в депрессию, не спившись, не уйдя в глухую асоциальную несознанку?

Известно: именно юноши из глубинки, а вовсе не разбалованные хипстеры из крупных городов составляют костяк нашей армии. Не потому, что не могут отмазаться, просто армия для многих – редкий шанс на будущее, путевка в жизнь, возможность «посмотреть страну» и получить профессию. Кто мешает выстроить систему военного образования, которое могли бы получать после армии парни из глубинки? Почему после дембеля никто и не вспоминает об их дальнейшей судьбе? Это не только несправедливо, но и недальновидно, ведь не на хипстерах, а на них, обычных русских ребятах из русских сел и деревень, держится наша обороноспособность, безопасность страны.

Что думает сельская молодежь о Родине и о тех, кто «рулит» государством? Можно ли человеку, которого в детстве лишили права ходить на уроки в родном селе и возили за десятки километров на автобусе, внушить патриотизм, убедить, доказать, пропагандировать? Что это, если не особый, изощренный, цинизм – сокращать расходы на развитие социальной инфраструктуры села и одновременно вести борьбу за здоровый образ жизни? И вряд ли речь в данном случае идет о наивности или недальновидности: все мы знаем русскую пословицу про здоровый дух в здоровом теле и наоборот. Значит, все понимаем, но ничего не меняем.

А вот еще вопрос на засыпку: что, если завтра война? Что, если завтра в поход? Сколько молодых ребят, выросших в провинции и воочию видевших бедность, развал, коррумпированность власти, встанет под ружье и без слов отдаст жизнь за Родину, лишившую их будущего? А сколько сельских парней вообще способно держать ружье? Бегать километры по пересеченной местности? Подтянуться до десяти на турнике? Прожить неделю без бутылочки пива?

Увы, на все эти вопросы у нас нет ответов. Зато есть ответы на другие: чтобы наши олимпийские медали не оказались последними, чтобы здоровье и патриотизм были у нас в крови, не нужно сыпать громкими словами – пора просто взять и вспомнить о русской Атлантиде, о нашей глубинке. Пора забыть об оптимизациях, инновациях и прочих «циях» — нельзя экономить на генофонде, его на селе нужно срочно спасать. Вот где должен зарождаться массовый спорт, вот где в первую очередь должен появляться новейший спортинвентарь, вот куда обязаны почаще заглядывать спортивные тренеры. Патриотизм – не игра в одни ворота: пусть Родина наконец в лице представителей власти, людей, принимающих ответственные решения, полюбит своих детей. Пусть вспомнит о них и вложит деньги, ресурсы, силы не в покупки «звездных» футболистов и западных тренеров – в спасение сельской молодежи. И если когда-нибудь на олимпийском подиуме со слезами на глазах будет петь гимн России новая Галина Кулакова – девчонка из маленькой далекой деревни, это будет наша самая главная, самая важная победа, не измеряемая никакими деньгами.

Юлия ОВСЯННИКОВА

«Спасение села должно стать общенациональным проектом»

Главы муниципальных образований и представители общественности предлагают пути решения проблем сельской молодежи.

dubov oleg imagesОлег ДУБОВ, глава Оленинского района:

— Считаю, что сельская молодежь на порядок патриотичнее, чем так называемые креаклы — представители креативного класса. Многие едут в город просто потому, что это престижнее: оканчивают вузы, но так и не возвращаются на малую родину, хотя квалифицированные кадры здесь бы очень пригодились.

Корень зла, на мой взгляд, – пресловутая оптимизация социальной сферы на селе, которая началась много лет назад и продолжается до сих пор. Мы же в Оленинском районе считаем, что ее не просто нельзя сокращать – ее нужно сохранять и развивать. Только так можно остановить отток молодежи. И далеко не случайно мы компьютеризируем школы и библиотеки, оснащаем клубы и только в прошлом году открыли на селе 15 тренажерных залов. Но на районном уровне проблему не решить: нужна федеральная инициатива, нужен общенациональный проект по спасению села.

perevalova small pictВалентина ПЕРЕВАЛОВА, председатель ТРОО «Союз избирателей»:

— Как сделать так, чтобы молодежь не уезжала из сел, деревень, маленьких городов? Да очень просто: дать людям работу и досуг. Я мастер спорта по спортивной гимнастике: когда годами ходишь на занятия в спортивную школу, тренируешься, не поднимая головы, все соблазны, которым так подвержены подростки, просто проходят мимо.

Вот скажите: чем заниматься молодежи на селе, где закрылись клубы, где давно забыли о спорте, где главное развлечение – попить вечером пива? Вот поэтому наше национальное здоровье, мягко говоря, надломлено, и речь идет не просто о спасении сельской молодежи – о сохранении генофонда.

 ilyin kalyazinКонстантин ИЛЬИН, глава Калязинского района:

— Умирание села, которое мы наблюдаем, – это результат либеральных реформ и работы транснациональных корпораций, для которых наши сельхозпроизводители были конкурентами. На наших глазах происходила деградация отечественного сельского хозяйства – основы жизни на селе. Началось бегство населения в города, а многие из тех, кто остался в вымирающих селах и деревнях, пали жертвой вредных привычек. Говоря проще, взялись за бутылку. Восстановление села – это вопрос не только продовольственной, но и национальной безопасности. И нужно для этого не так и много: государственное регулирование сельхозпроизводства, увеличение закупочных цен, создание достойных условий для труда и отдыха. Только так можно сохранить сельскую молодежь, которая надеется на будущее, ждет поддержки государства.

Сергей ШИРОКОВ, исполняющий обязанности главы Зубцовского района:

— Если всерьез заниматься возрождением села и спасением сельской молодежи, нужны комплексные меры. Какой смысл отдельно решать проблему жилья, если не созданы рабочие места? Но и одной работой жизнь на селе не ограничивается – нужна организация досуга, нужна развитая социальная инфраструктура. И понятно, что на местном уровне все эти проблемы не решить – слишком они масштабные и затратные.

Зубцовский район из-за близости к Москве испытывает давние проблемы с оттоком кадров, с бегством молодежи в столицу. Я был потрясен, когда узнал, что около пятисот жителей Погорелого Городища работает в Москве и Подмосковье. Вдумайтесь только в эту цифру! Что это значит на деле? Рушатся семьи, дети не видят родителей, страдает и местная экономика – какими последствиями это может обернуться в будущем? Вот поэтому и нужны срочные комплексные меры по удержанию территорий, по сохранению села: это вложение в будущее страны, в наше национальное развитие.

avvakumov thumbsНиколай АВВАКУМОВ, глава Торопецкого района:

— Годами с экранов телевизоров, с газетных полос молодежи рассказывали о красивой жизни в больших городах, о престижных нерабочих профессиях, приносящих огромные доходы, дающих высокий социальный статус. И вот итог: даже из тех сел и деревень, где созданы рабочие места и все условия для жизни, идет отток молодежи. Многие готовы ютиться в съемных московских квартирах, трудиться день и ночь – ради статуса. Посмотрите, к чему мы пришли: людям стыдно признаться, что они живут на селе: СМИ годами внушали нам, что такие люди неудачники.

И в то же время мы в Торопецком районе наблюдаем обратный процесс – на постоянное место жительства к нам прибывают благополучные, обеспеченные семьи из Москвы и Санкт-Петербурга. Многие начинают жить по традиционному крестьянскому укладу. Так, может, хватит гоняться за призрачными статусами и пора вспомнить пословицу: где родился, там и пригодился? Но для этого нужно в корне менять информационную политику. Одновременно должны измениться и приоритеты в экономике – пора возвращать престиж рабочим профессиям. Не может целая страна заниматься одной торговлей: кто-то должен строить, созидать. Вот когда поменяются эти приоритеты, тогда все и встанет на свои места.

rogozinСергей РОГОЗИН, депутат Законодательного Собрания Тверской области:

— Нужен серьезный поворот в государственной политике. Мы видим, что приняты серьезные меры по повышению качества здравоохранения на селе: медикам предоставляется жилье, выделяются субсидии. Но этого явно мало – нужно в общем и целом заниматься возрождением села. И как бы это странно ни прозвучало, украинские события и введение антироссийских санкций могут стать импульсом для мобилизации наших внутренних резервов. Может, мы наконец развернемся лицом к проблемам села? Вспомним о продовольственной безопасности? Начнем всерьез восстанавливать и развивать отечественное сельское хозяйство? А это автоматически означает создание рабочих мест, развитие социальной инфраструктуры, выравнивание уровня зарплат. А мы, в свою очередь, получим качественную, экологически чистую, вкусную сельхозпродукцию, но рядом мер здесь не обойтись – нужна четко выстроенная государственная стратегия.