Честный лесничий

Автор: Край справедливости | Создано 10.08.17

Как Федор Вильдермет тверские леса спасал.

Поскольку нынешний год в России объявлен Годом экологии, есть повод вспомнить об одном из борцов за тверскую экологию (хотя и самого понятия тогда не было). Звали его Федор Вильдермет. Во время правления императора Николая Первого он служил главным лесничим Тверской губернии, и в общем благодаря ему нашей области удалось сохранить свои лесные богатства.

В 1836 году в Главном министерстве путей и сообщений, которое отвечало, в том числе, за состояние водных путей, царил нешуточный переполох. Внезапно выяснилось, что на протяжении от Осташкова до Нижнего Новгорода Волга обмелела настолько, что в некоторых местах река стала несудоходной. Поскольку эра железных дорог наступит еще не скоро, реки оставались главными транспортными артериями Российской империи, и обмеление Волги грозило настоящим коллапсом для грузоперевозок всей Центральной России.

Ситуация была настолько серьезной, что ею занялся сам император Николай. Государь повелел немедленно создать специальную научную экспедицию, которой предписывалось провести полную ревизию лесов и рек Верхневолжья. Вот что пишет об этом исследователь М. Лоскутова: «Предстояло обследовать не только Волгу от её истока у деревни Волгино Верховье, но и озера Селигер, Вселуг, Пено, Волго, Неро, а также реки Ваузу, Осугу, Цну, Тьму, Тьмаку, Тверцу, Шошу, Нерль, Медведицу, Сестру, Дубну, Мологу, Сить, Которосль, Кострому, Унжу и ещё множество мелких притоков и водоемов. При осмотре следовало выявить состояние водных путей, глубину рек и озер, зафиксировать появление мелей, случаи осыпания берегов».

Отправить экспедицию именно в Тверскую губернию было решено по двум причинам. Во-первых, тревогу об обмелении Волги первым забил именно тверской губернатор А. Толстой. Во-вторых, в должности главного лесничего губернии в то время служил Федор Вильдермет, которого император Николай неплохо знал, и лично пригласил войти в состав экспедиции.

Федор Вильдермет был не очень известным чиновником и занимал не самую престижную должность – всего-то лесничий Тверской губернии. Почему именно ему выпала честь быть приглашенным в состав научной экспедиции, причем лично самим императором? Версий по этому поводу существует несколько. По одной из них, высочайшим вниманием Вильдермет обязан своим родственным связям. Он являлся двоюродным племянником самой Цецилии Вильдермет, любимой няни и наставницы императрицы Александры Федоровны, супруги императора Николая. Когда-то давным-давно, в 1807 году, в Россию приехала прусская принцесса Шарлотта-Вильгельмина, невеста великого князя Николая, будущего императора. Отправляясь в далекую Россию, Шарлотта из всех своих слуг взяла с собой только любимую наставницу и воспитательницу Цецилию Вильдермет. Няня великой княгини, получившей в крещении имя Александры Федоровны, являлась самой приближенной к императрице особой, поэтому и к ее родственникам, видимо, относились не так, как к обычным чиновникам.

Впрочем, есть и другая версия. Император Николай пригласил Вильдермета в экспедицию не только как родственника любимой няни своей жены. Николай был человеком интересующимся, выписывал и читал множество научных журналов, в том числе изучал научные публикации, посвященные так называемому лесному вопросу. В 1830-е годы в Европе многие обратили внимание на стремительное обмеление рек, и по этому вопросу возник серьезный научный спор. Одни ученые придерживались мнения, что в обмелении виноваты неконтролируемые вырубки лесов по берегам рек. Мол, зимой деревья являются естественным «накопителем» снега, который по весне тает и стекает в реки. Чем больше деревьев, чем гуще лес, тем больше снега задерживается, тем больше воды уходит в реки. Если лес вырубать, нарушается природный баланс, и это приводит к обмелению.

Однако у этой версии были влиятельные противники, причем не столько ученые, сколько землевладельцы, которые занимались вырубкой леса на своих землях. Они прекрасно понимали, что если вырубка лесов будет официально признана причиной обмеления рек, им могут запретить распоряжаться своими лесными угодьями. И поэтому продвигали другую версию – «климатическую»: реки мелеют потому, что мало выпадает осадков. А вырубки леса тут совершенно ни при чем.

Император Николай знал об этой полемике и читал в «Земледельческой газете», которая издавалась на средства российского правительства, статьи тверского лесничего Вильдермета по этому вопросу. Вильдермет был уверен, что главная причина обмеления Волги заключается именно в безудержной вырубке прибрежных лесов. Скорее всего, его бескомпромиссная позиция и стала причиной приглашения тверского лесничего в состав экспедиции. Федору Вильдермету предписывалось во время работы экспедиции оценивать общее состояние и качество леса («строевой лес», «лес, годный на дрова» и «крестьянское строение»), а также отмечать преобладающие и ценные породы деревьев.

И вот в июле 1837 года научная экспедиция, которую в документах называли «статистическим путешествием», отправилась вниз по Волге. В состав экспедиции входил представитель Министерства внутренних дел, который вел учет помещичьих земель по берегам исследуемых рек, входили ученые, проводившие промеры глубин, и наиболее, пожалуй, активный ее участник – главный тверской лесничий Федор Вильдермет. Он дотошно отмечал все встречавшиеся по пути следы вырубок и лесных пожаров и даже пытался подсчитать, какие пространства занимали в этих местах леса в прошлом. Эти подсчеты оказались удивительно точными и впоследствии сильно пригодились.

В целом увиденная картина оказалась еще более удручающей, чем можно было ожидать. Состояние тверских лесов Вильдермет оценил крайне пессимистично. Если в казенных лесах еще сохранялся какой-то минимальный порядок, то в частных владениях царил полный беспредел. «Остатки пней, брошенные и гниющие в запустении леса, самовольные вырубки, обращение кустарников и молодых подлесков под нивы… за исключением некоторой части почти все леса приведены в оскудение и многие совершенно истреблены» — честно указал Вильдермет в своем отчете.

Впрочем, экспедиции не повезло. Лето и осень 1837 года выдались исключительно дождливыми (как и сейчас), поэтому процесс обмеления рек несколько замедлился. Да и петербургские чиновники, которым доставили результаты обследования рек и водоемов Верхневолжья, не спешили принимать конкретные меры. Прежде всего потому, что берега рек, как тогда, так и сейчас, всегда являлись престижными участками земли. И если наводить порядок, пришлось бы неизбежно вступать в конфликт с многочисленными влиятельными помещиками, которым принадлежали эти земли и леса, а связываться с ними как-то не хотелось. Поэтому отчет «статистического путешествия» положили под сукно.

Однако Вильдермет не собирался отступать. Он продолжал писать о состоянии тверских лесов и даже сделал доклад о бедственном состоянии Волги на заседании Общества для поощрения лесного хозяйства (оно было создано в 1836 году). Честный лесничий добился того, чтобы признали очевидный факт: состояние водных путей, несмотря на обильные дожди, лучше не становится. Была организована и проведена еще одна экспедиция – правда, на этот раз Вильдермета в ее состав не включили. В 1840 году вышла книга Федора Вильдермета «Сведения о лесах Тверской губернии» — первая квалифицированная научная работа, посвященная изучению тверской флоры. Прежде специальных исследований, посвященных состоянию лесов, в России не проводилось, а в своей книге Вильдермет детально описал и перечислил главные породы деревьев, сопроводив свои описания подробными ботаническими и экологическими характеристиками.

Конечно, мы не станем утверждать, что именно благодаря Вильдермету, честному тверскому лесничему, правители России озаботились состоянием лесного хозяйства в стране. Но то, что он был одним из тех, кто активно и настойчиво привлекал внимание к бедственной ситуации в лесопользовании, совершенно очевидно. Хотя дело двигалось не быстро: первые законы, регламентировавшие пользование лесами, находящимися в частной собственности, появились в России только через полвека после «статистического путешествия» 1837 года. Скорее всего, самого Вильдермета к тому времени не было на этом свете. Мы даже не знаем ничего о его жизни после 1840 года, не удалось найти ни его служебного формуляра, ни даже портрета. Наверное, лучшей данью памяти этого человека сегодня являются те самые леса, которые так защищал тверской лесничий Вильдермет…

Владислав ТОЛСТОВ