Как выжить в эпоху стресса

Автор: Край справедливости | Создано 17.08.17

Людмила Мусина – врач-психотерапевт, кандидат медицинских наук

Наше время нередко называют «эпохой стрессов», и вряд ли кто с этим будет спорить. Стрессы – это, по сути, реакция организма на экстремальные условия жизни, нарушающие эмоциональное и душевное равновесие человека. Можно ли лечиться от стрессов? Насколько реальна их опасность в современной городской жизни или все обстоит не так плохо? Об этом мы поговорили с врачом-психотерапевтом кандидатом медицинских наук Людмилой МУСИНОЙ.

— Людмила Олеговна, в чем заключается ваша работа? С чем к вам приходят пациенты?

— Работа врача-психотерапевта заключается в оказании консультативной, психотерапевтической, медикаментозной, амбулаторной помощи людям, нуждающимся в ней как на бюджетной основе, так и хозрасчетной (анонимно).

Обращаются люди с разными проблемами и нарушениями, в основном это невротические и аффективные расстройства, такие как депрессии, навязчивости, страхи, тревога, панические атаки, бессонница, нарушение пищевого поведения, лишний вес, соматоформные расстройства (вегетососудистая дистония, синдром раздраженного кишечника и т.д.), разные виды зависимого поведения и, конечно, семейные дисгармоничные отношения.

— Существует ли какая-то градация неврозов? Ну, скажем, по этой шкале потеря близкого человека оценивается в десять баллов, а если от тебя ушла жена – восемь баллов?

— Все это очень индивидуально для каждого человека. Каждая личность уникальна, по-своему реагирует на стресс. Неврозы — это в первую очередь стрессогенные, психогенные нарушения. При этом для каждого невротическая ситуация своя — она определяется не только имеющимися в жизни конкретного человека стрессами, но и его личностью, значимостью того или иного события, стрессоустойчивостью. Неврозы возникают не из-за самого события, а из-за отношения к нему. Для кого-то уход жены, развод не станет причиной появления невротических расстройств, а кого-то выбьет из колеи и по интенсивности переживаний не будет уступать смерти близкого человека. Поэтому, на мой взгляд, такую градацию проводить не совсем правомерно.

Также встречаются пациенты с невротическими расстройствами, причина возникновения которых не всегда лежит на поверхности, точнее, даже не осознается человеком.

— Это, наверное, неврозы, связанные с какими-то переживаниями, для которых нет оснований? Например, у человека на работе все хорошо, а он все время боится, что завтра может потерять работу? Есть такие случаи?

— Скорее, нет очевидных оснований для переживаний, но в ходе психотерапии, как правило, удается выявить причину невротического расстройства, при ликвидации которой наступает выздоровление. Поэтому, конечно, случаи бывают разные. Отсутствие видимых проблем в таких важных жизненных сферах, как работа, семья, взаимоотношения с людьми, не всегда свидетельствует о том, что их нет, тем более при наличии у человека невроза. По данным специалистов, до 70% населения страдает неврозами, как явными, так и скрытыми.

— Кто чаще обращается – мужчины или женщины?

— Чаще — женщины. Эмоциональные расстройства, особенно депрессии, имеющие в настоящее время самое широкое распространение среди населения, по статистике, в два раза чаще встречаются именно у женщин.Они более эмоциональные, сильнее зависят от цикличности гормонального фона. К тому же женщины более чуткие, отзывчивые, эмпатичные, для них перемены в их семейных отношениях, дисгармонии, которым мужчины не придают особого значения, могут восприниматься более остро, со скандалами, истериками и последствиями подобного эмоционального поведения.

Культура обращения за психотерапевтической помощью в нашей стране только формируется. И, по всей видимости, женщинам психологически и морально легче попросить помощи у специалиста для решения ряда личных проблем, чем мужчинам.

— Но вы же не можете исправить ее семейную ситуацию, заставить ее близких относиться к ней более чутко?

— Мы можем помочь изменить отношение женщины прежде всего к себе, если на то есть искреннее желание пациента. А в семейных дисгармониях участвуют как минимум два человека, поэтому и работать следует со всеми участниками для достижения стойкого положительного результата, коим является семейное счастье, мир.

— Будучи психотерапевтом, какое лечение выпредлагаете своим пациентам – медикаменты, антидепрессанты?

— Видите ли, на самом деле в психотерапии существует огромное количество методик – более 800! Каждый психотерапевт использует те техники, которые ближе ему самому и подходят конкретному пациенту. Есть, конечно, и медикаментозные методы, антидепрессанты, транквилизаторы, снотворные препараты и другие. Мой же опыт подсказывает, что гораздо эффективнее использовать комплексный подход, т.е. сочетать лекарственную терапию с психотерапевтическими методиками (рациональная, когнитивно-поведенческая психотерапия, гештальт-терапия, гипноз, аутогенная тренировка, телесно-ориентированная психотерапия, арт-терапия, трансактный анализ и другие методики).

— Характер неврозов как-то связан, например, с местом, где человек живет?

— Скорее, не характер, а частота встречаемости напрямую зависит от численности и плотности населения, климатических условий (солнечной активности). Чем больше плотность городского населения, меньше солнца, тем выше частота встречаемости неврозов, а также риск их возникновения. В мегаполисах, Москве или Санкт-Петербурге, тема невротизации, которую человек получает от городской среды, хорошо изучена. В Твери ситуация получше, но не будем забывать, что мы тоже живем в большом городе, и городская среда способна создавать нам постоянные, ежедневные стрессы. Люди лишены частного личного пространства, у них нет места, где они могут побыть наедине с собой, привести свои чувства и мысли в порядок. Утром – общественный транспорт, потом – работа в офисе на глазах десятков коллег, после работы – дома, в квартире, где тоже все время на виду. Отсутствие личного жизненного пространства, скученность, мрачные погодные условия в нашей полосе, дефицит солнца, тепла способствуют развитию эмоциональных расстройств. Замечательное место для жизни – это отдельный дом, лучше даже загородный, где у всех обитателей много личного пространства, где нет необходимости постоянно сталкиваться с соседями. Но сами понимаете, что создать такие условия жизни для себя могут очень немногие.

— А у тех, кто живет в частных домах, не бывает неврозов никогда?

— Гораздо реже. Это всего лишь один из стрессогенных факторов, которых, на самом деле, в нашей жизни гораздо больше. Вряд ли нам удастся все их предугадать и провести профилактику развития неврозов, но знание этих психогенных факторов дает человеку возможность выбора, в частности места жительства.

— А когда человек понимает, что у него не просто невроз, а уже есть необходимость посетить врача? В какой момент это происходит? Какой «звоночек» он должен услышать?

— Любое эмоциональное, волевое или поведенческое расстройство, которое нарушает социальную адаптацию человека, т.е. мешает жить в гармонии и в ладу с самим собой и окружающими людьми, — это повод обратиться к психотерапевту. Если вам плохо жить, тяжело и нет возможности и сил учиться, работать, растить детей, взаимодействовать с близкими и значимыми для вас людьми, не затягивайте поход к психотерапевту, так как, к сожалению, ничего само по себе, как правило, не проходит, а наоборот, нарастает как снежный ком.

— Так, может, чаще всего этому и значения не придаешь? Ну, понервничал на работе, это не опасно. Можно заставить себя успокоиться, не думать о плохом…

— Мы не говорим сейчас о рядовых мелких рабочих неприятностях и конфликтах, с которыми сталкиваемся повседневно, и большинство людей преодолевают их. Что касается более сильных и значимых стрессогенных факторов, то часть людей, обладающих сильной волей и «крепкой психикой», способны самостоятельно преодолеть стресс, часть приобретают невротическое нарушение или психосоматическое заболевание, а другая часть, к сожалению, расстройства наркологического профиля. Поэтому выбор всегда остается за человеком.

Владислав ТОЛСТОВ