Тверской демографический крест: борьба за человека

Автор: Край справедливости | Создано 24.08.17

Куда ведет Тверскую область губернатор Игорь Руденя.

Областной центр стоит на пороге выборов: избирательная кампания идет под шум дорожной техники и дрязги в социальных сетях. Одни аплодируют московским рабочим, наглядно показавшим, как в сжатые сроки в рамках строго оговоренной суммы нужно демонтировать старые рельсы, класть ровный зернистый асфальт и правильно закатывать люки. Другие продолжают обсуждать участие в выборах губернатора Тверской области Игоря Рудени, который возглавил список «Единой России» и является как формальным, так и неформальным лидером команды партии власти. Идея, с которой эта команда идет на выборы, сто раз озвучена: Тверскую городскую Думу ждет идеологическая реформа – ее разворачивают от многолетнего лоббизма и обслуживания интересов отдельных политических кланов к решению социальных вопросов и защите городского хозяйства.

Но давайте говорить прямо: эта выборная кампания – лишь маленький эпизод той идеологической перестройки, которая была запущена в Тверской области весной прошлого года, с приходом нового губернатора.

Из номера в номер, знакомя вас с областными новостями и рассказывая о процессах, идущих в региональной власти, мы объясняем суть идущих в отдельных сферах реформ, кадровых перестановок, стартовавших программ и проектов. Не пора ли сложить части пазла в одно целое? Ведь тогда можно будет понять, куда Игорь Руденя ведет Тверскую область и в чем главная цель его работы и всех областных преобразований.

Дефицит – это люди

Оглядываясь в прошлое и пытаясь осознать, что творилось в Тверской области, начиная с развала Советского Союза, можно долго загибать пальцы, пересчитывая наши совокупные небоевые потери. Мы потеряли лучшие пахотные земли, которые ушли к заезжим скупщикам. Мы потеряли самые лучшие леса, которые ушли к арендаторам. Мы потеряли десятки крупных производств, которые были обанкрочены и развалены. Мы потеряли большую часть коммунальных сетей, которые были переданы в аренду и пошли по рукам. А уж сколько мы потеряли бюджетных денег – это, как говорится, тема не для слабонервных!

Тверская область, образно выражаясь, очень долго разбрасывала камни, пройдя вместе со страной лихие девяностые, «коммерческие нулевые», а потом – расцвет жесткого административного ресурса и бюрократии. И вот наконец маятник качнулся в обратную сторону. Пришло время камни не разбрасывать, а собирать.

Мы видим: новый губернатор, включив свой личный ресурс и политическую волю, с боем возвращает в государственную собственность «ушедшие налево» пахотные земли и теплосети, к спасению лежащих на боку предприятий и целых экономических сфер привлечены все возможные федеральные структуры, бюджетные потоки взяты под жесткий контроль, на самые разваленные территории заводятся якорные инвесторы – вместе с площадками им поручается социальное шефство по месту «приписки»…

Но если вернуть утраченное недвижимое имущество и финансы можно, проявив волю и применив административные механизмы, есть то, что Тверская область теряла много лет и что нельзя вернуть, исправить, возобновить без смены идеологии. Мы говорим о населении — о самом главном достоянии региона.

В 1990 году численность населения в Тверской области составляла 1666 534 человека. Сейчас в регионе живет 1296 799 человек. Просто вдумайтесь: за десятилетия экспериментов, разгула коррупции, разбазаривания бюджетных денег и развала социальной сферы наша область, одна из самых крупных в ЦФО, потеряла 370 тысяч человек, то есть почти четверть!

Президент, напутствуя Игоря Руденю перед назначением в кризисный тверской регион, говорил о людях. И если проанализировать основные шаги губернатора за полтора года, нетрудно заметить: все они, в конечном счете, бьют в одну точку – власть пытается побороть «тверской демографический крест», создав условия для роста рождаемости, снижения смертности и прекращения утечки населения в Питер и Москву. Говоря проще, мы видим борьбу за сохранение коренного генофонда. Сложнее битвы не придумаешь.

Экономия неуместна

Первый шаг в этом направлении губернатор сделал чуть ли не в первые дни работы – была остановлена оптимизация социальной сферы на селе, которая шла много лет и нанесла мощный удар по населению и целым территориям.

Напомним: когда в свое время затевалось сокращение школ, больниц, библиотек и Домов культуры, главным аргументом была неэффективность бюджетных трат. Опытные менеджеры, до этого руководившие банками и коммерческими структурами, но никогда не имевшие дел с социальной проблематикой, искренне не понимали, зачем нужно тратить деньги на содержание сельских школ, где всего десять учеников, на содержание сельских клубов, которые не заполняются, на содержание далеких больниц, где занято несколько коек.

Руководители, чья жизнь всегда протекала в мире цифр и подсчетов убытков с прибылями, не подумали о главном: когда речь идет о территории с людьми, есть вещи, на которых экономить категорически нельзя, потому что это бьет по живому.

Сколько населения регион потерял в результате оптимизации, уже не подсчитать, но приметы налицо – после закрытия ключевых социальных объектов деревни и села опустели, все, кто мог уехать, уехал, а те, кто остался, пали жертвой социальной депрессии.

Теперь всем понятно, почему, остановив оптимизацию, губернатор с утра до ночи на всех совещаниях говорит про социалку? Почему на дальние территории опять начали заходить областные программы, бюджетные деньги и инвесторы? Брошенные муниципалитеты срочно пытаются вернуть к жизни, создав там новые рабочие места и очертания социальной инфраструктуры. В том числе потому, что если этого не случится, вместо того чтобы заводить семьи и рожать детей, люди по-прежнему будут откладывать семейный вопрос до лучших времен или паковать чемоданы. Для повышения рождаемости нужен целый набор условий!

Незваных гостей – на выход

Вместе с переориентацией властных и экономических механизмов на возрождение социалки Игорь Руденя неожиданно для многих поднял проблему нелегальной миграции.

О том, что поток мигрантов, транзитом идущий через нашу область, угрожает региональной безопасности и кормит нашу местную коррупцию, мы уже писали, и не раз. Но у борьбы с нелегальной миграцией, которую запустил губернатор, есть, конечно, еще одна важная подоплека. Пока жители Тверской области пребывали в депрессии, пока у нас падала рождаемость и росла смертность, на этом фоне запустился процесс замещения населения.

Что это такое, легко понять на далеких европейских примерах: в благополучной Германии в коренных немецких семьях редко растет больше одного ребенка. А вот у «новых граждан», прибывших на европейский континент с другим жизненным опытом и ценностными установками, семья – на первом месте, и с демографическими показателями у них все в порядке.

Ну а дальше вытеснение идет естественным путем: занимая трудовые ниши, «новые граждане» получают социально-экономическую базу для демографического роста (или, как выражаются социологи, воспроизводства). Те же коренные жители, для которых трудовой рынок, выходит, сокращается, продолжают существовать в уже наметившейся демографической тенденции.

Конечно, у Тверской области своя, отдельная, история, но замещение населения потихоньку шло и у нас. В 2015 году число мигрантов в регионе составило 120 000 человек – это только по официальным данным. А сколько у нас нелегалов, не ответит, пожалуй, никто.

Все догадываются, почему губернатор поставил вопрос ребром, призвав стражей порядка, миграционные службы и прочие структуры срочно навести порядок и жестко поставить заслон теневой нелегальной миграции? Многие, узнав об этом, не поверили своим ушам: неужели власть в регионе перестала стесняться и наконец озвучила те вещи, которые понимали все, но боялись по разным причинам поднимать?

Да, в первую очередь нужно создавать рабочие места для тех, кто родился, вырос и живет в Тверской области, да, коренное население не должно быть забыто, брошено и отодвинуто на задворки социально-экономической политики. Да, вкладывать силы и деньги власть должна в первую очередь в него, а коррупционную систему, годами крышевавшую нелегальные миграционные потоки, нужно ломать, а некоторые ее элементы пора вырывать с корнем!

Все мы видим: коррупция сопротивляется. Пока никакие веерные проверки, штрафы, суровые разговоры и административные меры не смогли выжить нелегалов с рынка транспортных услуг, с наших строек и с наших рынков. Коррупция ставит губернатору подножки, отвечая на смену областной повестки шантажом и войнами в политике, на информационном поле, в кулуарах. Но этот путь область вместе с региональной властью должна пройти до конца – если население не получит дополнительные рабочие места, если ему не вернут некогда «отжатую» социально-экономическую базу для демографического роста, мы понесем свой «тверской крест» дальше, продолжив падать в демографическую яму.

Разруха начинается в головах, возрождение — тоже

Есть часть тверской публики, любящая причислять себя к «элитам», которая полтора года издевается над тем, что губернатор – православный верующий, человек воцерковленный. А какие потоки грязи льются годами в адрес православных священников!

Да, как все люди, священники могут быть неидеальными – но какое отношение имеют внутрицерковные дела к той миссии, которую выполняет уже больше тысячелетия православная церковь? Это она, как ни крути, рассказывает людям о православной вере, воцерковляет их и объясняет: нужно жить с миром и светом в душе.

Верующий человек вряд ли бросит своих пожилых родителей, откажет в помощи соседу, свалится под забор вместо работы, легко откажется от второй половины, «забьет» на своих детей… Если такое порой и происходит, ответа может быть два: либо человек что-то перепутал и никакой он не верующий, либо он оступился, но будет переживать, бороться с собой, исправлять все, что натворил. Просто у верующего человека есть ориентир, по которому он сверяет все свои поступки, – свой внутренний «дом» он строит на каменном фундаменте, а не на песке. В том числе он точно знает: не надо отчаиваться – нужно надеяться, терпеливо относиться к трудностям и не забывать, зачем появился на свет.

Многие люди в глубинке пережили лихие девяностые только благодаря вере. Именно она отвела тысячи людей в тот период от суицида, ухода в криминал, кровавых разборок, бегства в пьянство, наркоманию, проституцию…

Когда губернатор поднимает на областных совещаниях проблему детей-сирот и поручает разработать меры поддержки для замещающих семей, для человека неверующего это может быть пустым звуком, а вот для верующего – нет. В системе ценностей верующего человека брать за кого-то ответственность – это не ноша, а благо. Он не сомневается, что все устроится (точнее, управится), сначала будут испытания, материальные проблемы и многое другое, но это нужно просто перетерпеть.

Когда губернатор приглашает туристов на масштабные празднования в Нило-Столобенскую пустынь, за кадром читается следующая мысль: пора вспомнить о своей духовной истории. Опираться, если мы хотим выйти из кризиса, нужно на нее, а не на те мнения и идеологемы, которые, откуда ни возьмись, завелись у нас во власти и в публичной сфере в девяностые. То, с чем регион пошел ко дну, опорой быть не может: жизнь показала, что это случайный плевел, и давать ему разрастаться нельзя.

Когда губернатор стоит на церковных службах (наверняка зная, что подвергнется шквалу критики от наших доморощенных «элит»), это сигнал не только для населения, но и для чиновников. Ведь если человек воцерковлен, он точно знает, что нельзя зацикливаться на деньгах и клановых войнах. Он в курсе, что запускать руку в бюджет – это не просто уголовное преступление, но еще и тяжкий грех. Знает, что нельзя спустя рукава делать свою работу, не потому, что есть Трудовой кодекс и строгое начальство, а потому что это неправильно.

Порой складывается впечатление, что губернатор попросту пытается «завести» своих подчиненных на осмысленную работу, задавая им своими поступками и начинаниями не требующий ответа вопрос: а не хотите ли выделать так же, как я, — взять на себя какую-то социальную миссию и задуматься о содержании вашей работы?

Вот так выглядит ценностная перестройка, затеянная в Тверской области. Зачем она нужна?

Да потому что разруха, как мы помним из классики, начинается не в клозетах, а в головах. То же правило, только наоборот, применимо и ко всем антикризисным мерам, и к законам демографии: сначала в тверском регионе нужно«завести» ценностный фундамент, чтобы побороть социальную депрессию, – и вот тогда антикризисные меры заработают так, как задуманы, а население перестанет сокращаться.

Хочется верить, что это получится, и ни о какие «мелочи жизни», лежащие на дороге, регион больше не споткнется. Цель не из легких, путь к ней долгий,но без этого никак.

Василий ОРЛОВ