Подвиг завидовского дьячка

Автор: Край справедливости | Создано 31.08.17

Успенский собор в Завидове

Наверное, в жизни каждого случается подобное. Допустим, у вас на работе сменилось начальство. И как себя вести по отношению к новому шефу? Делать вид, что ничего не произошло, или постараться как можно быстрее показать свою лояльность? В любом случае, вам это ничем не грозит – ну, в худшем случае придется искать другую работу.

А вот в 1666 году дьячку из церковного села Завидово пришлось принимать решение, которое изменило всю его жизнь. И поразительным образом жизнь этого дьячка переплелась с судьбой одного из главных людей той эпохи – Патриарха Никона. Упоминание об этом поистине удивительном дьячке из Завидова мы нашли в одной из биографий Никона.

Такое нередко случается в отечественной истории: еще вчера всесильный и влиятельный деятель в одночасье лишается всей своей власти и становится «ниже униженных мира сего». Именно это произошло с Патриархом Никоном, которого в 1666 году созванный царем Алексеем Михайловичем Вселенский Собор низложил, лишил всех церковных постов и приговорил к ссылке. Никону было предписано отправиться в отдаленный Ферапонтов монастырь.

Низвержение всесильного главы православной церкви, конечно, стало шоком и для священнослужителей, и для многочисленной православной паствы. Такое случалось редко – чтобы главу церкви отправляли в далекую ссылку. Причем отправляли, обставив процедуру ссылки максимально унизительными условиями. Уже в пути Никона несколько раз нагоняли посланные царем стрельцы, которые отбирали у него то патриарший посох, то царские подарки, которые царь Алексей сначала разрешил оставить Патриарху, но потом передумал. А в подмосковном селе Чернове случилась отвратительная сцена: царские гонцы потребовали у Никона оставить свой богато изукрашенный патриарший выезд, и дальше Никон следовал в ссылку на простой крестьянской телеге.

Вдобавок, как это обычно бывает, люди, которые еще недавно целовали Патриарху руку и клялись в личной и вечной преданности, немедленно стали создавать «круг безопасности». Теперь они не просто забыли слова о поддержке и верности, но и наказывали всех, кто пытался хоть как-то помочь опальному Патриарху. Известно, что еще в Москве бояре несколько раз меняли маршрут, по которому проедет Никон, а на всех заставах выставили отряды стрельцов, которые разгоняли толпы плачущих горожан. «Множество людей в Москве провожали своего духовного отца и пастыря с воплями и слезами», — пишет один из иностранных дипломатов, ставший очевидцем отъезда Никона из Москвы. В архивах сохранились упоминания о московской вдове, которая поднесла Никону теплую одежду, но за это была «бита кнутом». В другом селе для Никона жители собрали 20 рублей, но эти деньги запретили передавать Никону. На протяжении всего пути Патриарха сопровождали отряды стрельцов, запрещавшие людям подходить к Никону за благословением и даже собираться близ дороги.

Патриарх Никон

Для самого же Никона самым большим шоком стало то, что ни один из верховных иерархов церкви, многие из которых своей карьерой были обязаны ему, не согласились разделить с ним тяжесть изгнания. Все отвернулись от Патриарха Никона, и для него это могло бы стать самым страшным ударом, даже страшнее царской немилости, если бы… Если бы не горстка священнослужителей самого простого звания, которые, несмотря на запреты и угрозы, не побоялись разделить с Никоном его крестный путь.

До недавнего времени имена этих людей оставались неизвестными. Во-первых, это говорит о том, что люди, сохранившие верность Патриарху, действительно были почти неизвестны, находились на самых низких ступенях церковной иерархии. А во-вторых, что значило для этих людей пойти за Никоном, ослушаться царской воли? Это означало крушение всей жизни, добровольный отказ от всех благ и выгод церковной службы. Теперь это были не просто ослушники, а опасные смутьяны, чьи имена было запрещено произносить. Поэтому неудивительно, что только в наше время исследователи, изучив малоизвестные монастырские архивы, восстановили должности и имена этих отважных людей. В ссылку на заточение с Патриархом Никоном отправились два иеромонаха Воскресенского монастыря Памва и Палладий, дьяконы Иоасаф и Маркел, старец Флавиан. А также два «бельца», то есть представителя «белого» духовенства – дьячок из патриаршего села Вятского Ипатка Михайлов, служивший в домовой церкви Никона, и дьячок Тараско Матвеев из монастырского села Завидово Клинского уезда.

Успенский собор в селе Завидово был построен относительно недавно – по некоторым данным, между 1610-ми и началом 1620-х гг. Впервые Успенская церковь в Завидове упоминается в Писцовой книге Клинского уезда в 1624 году. Перечислены там и все священнослужители: «да в селе двор поп Данила Юрьев, да вдовый поп Сава Стефанов, да двор церковный дьячок Олешка Стефанов, да двор пономарь Микитка, да двор просвирница Марина Васильевна». В перечне упоминаются также «пашни паханые, церковные земли да перелогом пять четвертей». То есть церковнослужители в Завидове при царе Алексее Михайловиче были людьми небогатыми. Сами пахали, причем земля у них была «с перелогами», то есть с некорчеванным лесом.

Известно, что Патриарх Никон не раз бывал в Успенском храме в Завидове, сведения о его посещениях сохранились. В расходной книге патриаршей казны за 1656 год посещение Никоном Завидова отражено следующим образом: «Святейший Патриарх ходил в Иверский монастырь Новгородского уезда, на дороге в селе Завидове, в вотчине Архангельского собора пожаловал попу на молебен десять алтын».

Как бы то ни было, но после низвержения Никона с высот церковной власти во всей стране нашлось только несколько священнослужителей, согласившихся отправиться с ним в изгнание и разделить горечь его нового положения. И среди них был завидовский дьячок Тараско Матвеев. Дьячок – самый «младший по званию» служитель церкви. Не будет большим преувеличением сказать, что Тараско Матвеев, отправляясь в изгнание вместе с Патриархом Никоном, совершил настоящий подвиг. Сильные мира сего, иерархи православной церкви, побоялись перечить царской воле, а дьячок из небольшого села Завидово не побоялся.

Мы знаем, что в ссылке Патриарх Никон провел 15 лет, – сначала в Ферапонтове, а затем в еще более суровых условиях в Кирилловом монастыре. Известно, что в ссылке Никону «была дарована благодать чаши лекарственной»: Патриарх стал врачевать страждущих от разных болезней, и документально зафиксировано более ста случаев исцеления. Лечил Патриарх молитвой, освященным маслом, святой водой и разными лекарственными средствами природного происхождения. Один из его помощников, старец Савин, собиравший для Никона полезные травы и коренья, впоследствии даже составил «лечебник Патриарха Никона», который предлагал рецепты от разных недугов – «без колдовства и шептания». Известно, что этим лечебником пользовались и члены царской семьи – например, будущий император Петр Великий…

Надо заметить, не все из тех, кто отправился с Никоном в ссылку, смогли пронести этот крест до конца. Года не прошло, а через пристава Степана Наумова на царское имя были поданы челобитные от тех священников, что отправились с Никоном в ссылку, с просьбой отпустить их к прежнему месту жительства. Однако строптивых священнослужителей не вернули в их родные храмы, а сослали в отдаленные монастыри на окраинах страны – в частности, известно, что кое-кто из них остаток жизни провел в Крестном Кий-Островском монастыре в Онеге. Имени Тараско Матвеева среди «челобитчиков» нет – значит, он оставался с Патриархом до конца.

Владислав ТОЛСТОВ