Кто покоится под Медным?

Автор: Край справедливости | Создано 06.09.17

2 сентября по давно сложившейся традиции на территории мемориального комплекса в Медном прошел День памяти и скорби, в котором приняла участие делегация из Польши. Это мероприятие вновь всколыхнуло споры о том, кто же все-таки покоится под мемориальными плитами?

На самом деле, Медное является «эпизодом» другого более известного дела – «Катынского расстрела». И прежде всего надо вспомнить, как вообще возникла эта история. А возникла она в годы войны, точнее,весной 1943 года, когда министерство пропаганды Третьего рейха объявило на весь мир, что в лесах под Смоленском возле села Катынь немцы обнаружили массовые захоронения польских офицеров. Как сообщили нацисты, это польские офицеры, которых НКВД уничтожило в 1940 году.

Кто стрелял?

После освобождения Смоленска в сентябре 1943 года была создана комиссия, известная как «комиссия Бурденко», которая исследовала захоронения в Катынском лесу и пришла к выводам, что в могилах действительно польские офицеры, которые находились в лагерях военнопленных на территории Смоленской области и были захвачены вермахтом осенью 1941 года. Именно немецкие войска провели акцию массового истребления поляков, конкретно этим занималась айнзатцгруппа Б. Уже после Второй мировой войны американские юристы провели несколько так называемых малых нюрнбергских процессов, на одном из них был осужден Эрик Науманн, командир той самой айнзацгруппы, которая проводила расстрелы польских офицеров в Катыни. За военные преступления он был приговорен к смертной казни и повешен. После чего «катынский вопрос» забыли на несколько десятков лет.

Вернуться к теме катынского расстрела пришлось в конце 80-х, когда в Польше, мягко говоря, стало неспокойно. Профсоюзное движение «Солидарность» ставило своими целями выйти из-под опеки «старшего брата», покинуть социалистический лагерь. Для этого и были использованы самые разные сюжеты, в том числе всплыл и «катынский вопрос»: поляки утверждали, что в массовой гибели польских офицеров виноваты не нацисты, а советские карательные органы. Советский лидер Михаил Горбачев во время визита в Польшу в 1989 году (как раз отмечалось 50-летие начала Второй мировой) пообещал «поставить точку в катынском деле». И поставил…

Тогда-то впервые услышали и о Медном. Сторонники «советской» версии утверждали, что НКВД расстреливал польских офицеров не только в Катыни, но и в Калинине. На территории Калининской области польские офицеры в статусе военнопленных содержались в лагере близ Осташкова.

Однако настоящей сенсацией стали показания Дмитрия Токарева, 89-летнего ветерана органов, бывшего в 1940 году начальником Калининского НКВД. Токарев рассказал самым подробным образом, как польских офицеров доставляли в здание Калининского НКВД, расстреливали в подвальной комнате, потом грузовиками трупы вывозили за 40 километров и хоронили близ деревни Ямок.

«За» и «против»

Уже в наше время независимые исследователи из общественного движения «Правда о Катыни» тщательно проверили все сведения, сообщенные Токаревым. Вплоть до того, что попытались реконструировать саму процедуру расстрела (Токарев утверждал, что каждую ночь в подвале Калининского НКВД расстреливали по 250-300 человек на протяжении 36 ночей). Исходя из того, что здание находится в центре города (сегодня в нем расположен Тверской медуниверситет), что ночи в мае, когда якобы проводились расстрелы, короткие (а надо еще погрузить трупы в грузовики и отвезти за 40 километров к местам захоронения), что в дневное время в самом здании работало несколько сотен сотрудников,исследователи пришли к выводу, что сохранить в тайне столь масштабные расстрелы было бы попросту невозможно. Как невозможно и скрыть работы по массовому захоронению близ Медного.

Тем не менее военная прокуратура вела следствие — копала и в переносном смысле, изучая документы, и в прямом – на месте предполагаемых массовых захоронений несколько раз проводились эксгумации. В том числе и с участием представителей польской стороны. К результатам этих эксгумаций у независимых исследователей также немало вопросов: обнаруженные в могилах артефакты, указывающие на принадлежность трупов польским офицерам, поляки забирали себе (хотя, по идее, их следовало приобщать к делу как вещественные доказательства).

А в сентябре 1992 года в архиве президента РФ был обнаружен «пакет №1», документы из которого однозначно подтверждали ответственность советского руководства за гибель польских военнопленных. Считается, что с этого момента вина СССР стала считаться абсолютно доказанной. В результате всех описанных процессов в 1996 году и было принято решение о создании мемориального комплекса «Медное». В сознании общественности закрепилось представление о том, что в Медном захоронены поляки и, соответственно, представление о безусловной вине СССР в их гибели, хотя кто там и почему захоронен, так и осталось неясным.

Сказала свое слово и военная прокуратура. Расследование «катынского дела» длилось 14 лет. В 2004 году это дело было закрыто с формулировкой «за отсутствием события преступления». Юридически это означает, что ни один из 15542 польских военнопленных, которые фигурируют как расстрелянные НКВД, на самом деле расстрелян не был.

Что происходит сегодня

За последние годы появилась довольно обширная литература по катынскому вопросу. Историки, исследователи, профессиональные работники музеев и архивов, общественные деятели и политики проводят собственные расследования, изучают документы, по крупицам восстанавливают истину. В частности, руководитель проекта «Правда о Катыни» Сергей Стрыгин считает, что в районе Медного находится минимум три разных кладбища, в том числе госпитальные захоронения, в которых покоятся бойцы 29-й армии, братские могилы советских воинов (на рубеже Медное-Торжок в 1941 году шли ожесточенные бои). Есть там и захоронения жертв политических репрессий, расстрелянных в годы большого террора.

Но вот что важно. Если считать, что Катынь – наших рук дело, тогда в первую очередьнадо реабилитировать эсесовца Науманна, который был повешен именно за доказанные судом действия по организации расстрелов польских офицеров в Катыни. А если признать, что согласно исследованиям историков, советское руководство никакого отношения к расстрелу польских офицеров не имеет, что документы, обнаруженные в президентском архиве, скорее всего, сфальсифицированы (это отдельная история), что польских офицеров весной 1940 года из Осташковского лагеря вывозили в другие лагеря, а не расстреливали, тогда немедленно возникает вопрос со статусом мемориального комплекса в Медном. Хотя его основатели предусмотрительно назвали мемориальный комплекс символическим, но родственники польских офицеров каждый год 2 сентября приезжают реальные, и они-то уверены, что именно здесь покоятся останки их дедов. И существует петиция об отмене статуса мемориальных комплексов в Медном и Катыни, которую подписали уже несколько тысяч россиян, считающих, что «немецкая» версия расстрела польских офицеров доказана, а «советская» — как минимумсомнительна.

Но с другой стороны, есть ли вообще прецедент, чтобы место массового захоронения (пусть даже «символическое») объявили юридически и исторически ничтожным, фейком? И какие последствия это может иметь для Тверской области, для России, не говоря уже о российско-польских отношениях? Чтобы восстановить историческую справедливость, необходимо рассекретить все архивные дела, связанные с пребыванием польских офицеров на территории Советского Союза, необходимо провести совместные исторические конференции, на которых исследовать все аргументы, исторические факты, документы. Необходимо абстрагироваться от политики, взаимных проклятий и обвинений и добиться принятия окончательного официального решения по этому вопросу.

Владислав ТОЛСТОВ