Современные лишенцы, кто они?

Автор: Край справедливости | Создано 31.10.17

Автор: Андрей БОРИСЕНКО, к.ф.н.

Еще есть время сделать выводы.

Если обратиться к Конституции 1918 года, в нее был введен термин «лишенец». Под этот термин попадали те, кто не устраивал власть, часто необоснованно, это:

а) бывшие офицеры;
б) полицейские;
в) предприниматели;
г) те, кто имел счета в банке;
д) судимые и даже опекаемые и умалишенные.

Перечисляя категории, я хочу, чтобы все понимали, что ждало этих людей, которые отвечали перед страной бесконечно. Неважно, что кто-то был осужден и понес наказание, наказание преследовало его потом всю жизнь: за то, что родился в стране с другими устоями и служил ей (офицеры), за то, что был торговцем и продавал товары, за то, что держал деньги в банках, за то, что был опекаемым (либо инвалидом, либо был стар и не мог ухаживать за собой), то есть за все то, что в наше время воспринимается вполне естественным.

Теперь я расскажу, что ожидало этих людей, что входило в перечень репрессий.

Так называемые «лишенцы» не имели даже права получать образование (высшее и техническое), не имели права работать в государственных учреждениях, не имели права не только избираться, но и голосовать. И, самое главное, большинство из них умерло только из-за того, что попадали под это определение, так как в голодные годы им не выдавали продуктовые карточки.

Это время может вполне называться геноцидом, и надо найти и обозначить тех, кто сделал это. В 1936 году власти поняли ошибку и убрали термин «лишенец» из Конституции, но не раскаялись, а на деле продолжили эту политику, введя подобный пункт в анкете для трудоустройства (был ли когда лишен прав).

Много достойных и уважаемых людей подпали под этот пункт, а сам термин стал предвестником репрессий, которых не избежали и наши великие земляки, такие, как конструктор Андрей Туполев и многие другие, которых любят, чтят и помнят поколения.

На мой взгляд, мы слишком близко подошли к той опасной черте, когда человек легко называет другого человека врагом только потому, что он имеет иную точку зрения и (или) состоит в другой партии. Мы стали считать жуликами всех, кто у власти или зарабатывает больше нас. Некоторые партии пошли еще дальше, не разрешая судимым баллотироваться от них (при этом состоять-то в партии можно). Принимаются законы, почти противоречащие Конституции. Например, теперь все кандидаты обязаны в избирательных бюллетенях указывать сведения о судимости, даже о той, которой уже нет (снята), что явно противоречит уголовному праву.

Все это оправдывается необходимостью очистить ряды, но люди, понесшие наказание, не должны подвергаться ему дважды или всю жизнь. Это современные «лишенцы», которые, выходя на свободу, не могут найти работу и вместо социальной реабилитации снова попадают в тюрьму. А кто им дает выбор, если партии начинают демонстрировать такой подход, если в бюллетенях появилась графа «судимость»? Завтра мы можем им запретить и голосовать, а после чего расстрелять, сослать, выгнать из страны. У нас есть 40% из мужского населения, кто имел проблемы с законом, который тоже несовершенен, да и суды не всегда справедливые приговоры выносят.

Может, сейчас надо остановиться и не превращать людей в изгоев и лишенцев – это уже было и пользы не принесло, может, пора более гуманно реагировать на все, а не запрещать, наказывать и клеймить.

Кстати, самый заслуженный глава Твери за всю историю – это Головин, который спас город от ежегодной катастрофы в виде затопления. Каждое половодье гибли люди, животные, а имущество у людей пропадало в огромном количестве. Так вот, Головин за свой личный счет построил вал, который и вошёл в историю как «Головинский». Строительство велось силами пленных поляков, а 10 тысяч рублей на землю и её доставку выделил глава (огромная сумма по тем временам). Его популярность среди народа не устраивала многих, в особенности купцов и жандармов, так как одних он призывал раскошеливаться на нужды города, а вторых принуждал с большим вниманием относиться к простому народу. Ну и, как водится на Руси, один из купцов написал по наущению заявление о том, что якобы часть земли, используемая на строительство вала, была не оплачена в полной мере.

Это все, конечно, было сделано перед выборами главы, и в избирательном листе появилась строка о том, что Головин находится под следствием. К сожалению, этого хватило, чтобы люди, еще недавно носившие на руках своего главу, не поддержали его, не разобравшись в хитросплетениях политики. Сразу после выборов дело распалось, а Головин больше никогда не использовал свои знания, энергию и опыт на благо города, видимо, его очень задело недоверие к нему. Вот так город потерял самого, пожалуй, известного главу в истории. Впоследствии горожане поняли значимость этого человека и установили ему памятник на берегу Тьмаки, который стоит до сих пор. Это единственный памятник главе города. Ни до ни после никто из глав не заслужил такой памяти. Это пример, когда несправедливость взяла верх, когда горячность в принятии законов (запрещающих) привела к худшему из возможных результатов.

Если мы остановимся сейчас – это будет вовремя. Люди имеют право ошибаться, государство – пожалуй, нет! Сейчас времена похожи, а навешивание ярлыков, объявление вины еще до суда, недоверие к суду и в то же время вера, что все жулики – это всё может быть предвестником перемен, но хочется думать, что мирных.