Куда уйдем со школьного двора…

Автор: Край справедливости | Создано 30.05.14

vernulsyaВ стране исчезли инженеры и рабочие.

В прошлую пятницу во всех российских школах прозвучали последние звонки. Толпы счастливых выпускников слушали громкие напутственные речи, дарили цветы педагогам, фотографировались у памятников и гуляли по улицам. Некоторые «догулялись» до ремня. Возникает вопрос: что дальше? Или, как писал классик: кем быть?

Результатов социологических опросов выпускников-2014 еще нет. Зато есть прошлогодние, и они не радуют: школьники мечтают стать юристами, экономистами и чиновниками… Рабочие специальности плетутся в самом хвосте: их выбирают троечники – на безрыбье.

Что происходит? Почему наши дети мечтают не о работе в сельхозпроизводстве, машиностроении, строительстве, а о сером костюме и теплом кабинете с табличкой? Почему многочисленные разговоры о необходимости поднимать престиж рабочих специальностей не идут дальше планов и проектов? Вопросы актуальны как никогда, ведь уже сейчас хорошего инженера, крутого механика, электрика, сварщика руководители производств ищут с фонарями. Что же ждет нас через пару лет, когда выпускаться из школ начнет поколение «демографической ямы» девяностых? Ведь рассчитывать на их золотые руки нам тоже не приходится…

Баксы – оружие пролетариата

Нетрудно догадаться, когда в стране произошло смещение ценностей, а рабочий класс, надежа и опора советского государства, разбежался по другим сферам занятий. В девяностые после массовых банкротств советских производств и закрытия научно-исследовательских институтов миллионам россиян пришлось осваивать торговлю. Рабочие, учителя, ученые отправились на рынок, к прилавку. По стране забродили толпы «челноков» с дипломами и золотыми руками. Помню, как в то время в маленьком городе, где я выросла, на базаре в палатках можно было встретить всю местную интеллектуальную элиту. Бывшие инженеры с покрышками, учителя химии с модными турецкими тряпками, выпускники «бауманки» с рыболовными снастями… В стране шла перестройка общества: подвижные социальные лифты понесли наверх бывших второгодников и рухнули под ногами интеллигенции и пролетариата, которых государство еще недавно носило на руках. Ненужными оказались целые отрасли вместе с занятыми в них людьми: специалисты оборонки бросились собирать чайники и калькуляторы, автомеханики отправились на службу криминалу – ломать замки и трудиться на тайных «разборках».

Такого масштабного социального унижения страна еще не знала. Тогда, в лихие девяностые, население, глядя на происходящее, сделало вывод: стране не нужны люди с золотыми руками и золотыми головами. Зачем, если наука и образование фактически лишены бюджетного финансирования, а производства по очереди «бомбятся»? Если с экранов телевизоров и со страниц газет «реформаторы» рассказывают населению о нашей отсталости и бросаются диковинными словами «менеджмент», «маркетинг», «брокеры»? Если руководители заводов, словно сорвавшись с цепи, крутят хитрые схемы, прибирая к рукам акции, и гонят «налево» заводское имущество, не обращая внимания на стоны коллектива?

Мы помним и громкие забастовки шахтеров и металлургов, которые месяцами сидели без зарплаты. В поисках правды некоторые дошли даже до Красной площади, где стучали касками – толку не было. Наши столичные коллеги, ездившие в то время по стране, в шоке рассказывали о падающих в обмороки – от голода – хирургах в операционных и хлебопеках у печей.

Выводы были сделаны: «В электрики – только через мой труп!» — объяснял сыну квалифицированный безработный электрик. Брошенный страной рабочий класс мучительно менял сферу деятельности, торгуя и превращаясь в обслуживающий персонал. Своих детей бывшие рабочие начали отправлять в денежные и престижные сферы – в юристы, экономисты, чиновники, менеджеры. В стране, которая ничего не производит и превращается в большой рынок, «синие воротнички» оказались за бортом.

Россия, которую мы потеряли

Но дело не только в переоценке ценностей и в информационной политике девяностых-нулевых. Настоящий удар по рынку труда нанесли проходившие в последние десятилетия образовательные реформы.

Когда-то в «КС» мы опубликовали статью о развале среднего профессионального образования. Мы пытались донести до чиновников простую мысль – страна потихоньку превращается в виртуальную реальность, где все работают с бумагами, компьютером и чем-то торгуют. Наша экономика, наш трудовой рынок все дальше от материального мира, где производятся вещи и разрабатываются технологии.

Мы объясняли на конкретных примерах, почему считаем порочными затеянные чиновниками образовательные реформы. Не всем быть отличниками, не всем идти в университеты и институты, не всем дано освоить высшую математику и понимать химические реакции. Кто-то должен работать руками, любить «железо», машины, на «коленке» из подручных средств собирать такие вещи, до которых не додумается ни один менеджер с юристом.

В советское время для будущих рабочих, основы нашей экономики, существовало профессиональное образование. Еще в школе после уроков по автоделу многие получали водительские права и уходили в большую жизнь, имея профессию. Именно для этого были придуманы и уроки труда: пусть мальчишки постоят у столярных станков, помашут рубанками и отвертками – вдруг это станет их профессией? Пусть девчонки займутся выкройками, узнают, что такое оверлок, нить основы и утка, помесят тесто, выучат правила подачи блюд – если даже не станут швеями и поварами, в семейной жизни уж точно не пропадут.

Знания, полученные в школе, углублялись и умножались в профессионально-технических училищах и техникумах. В маленьких городах Тверской области имелись именно такие учебные заведения: выпускники, не имевшие возможности поступить в вуз, переехать в другой город, все равно получали профессию – и путевку в жизнь.

На всю область гремели Лихославльский торфяной техникум, Торопецкий сельскохозяйственный техникум, Бежецкое медицинское училище и многие другие. Сварщики, электрики, водители, механики выпускались десятками ПТУ: вот где ковались трудовые кадры для местных производств. В девяностые-нулевые большинство ПТУ закрылось, самые крупные были преобразованы в колледжи, лицеи и ввели все те же престижные специальности, а заодно коммерческую составляющую. Исчезло распределение. Исчез госзаказ на необходимые рабочие профессии. В итоге учащихся, которые пришли получать профессию по доброй воле и велению души, можно пересчитать по пальцам – в колледжи и лицеи поступают от безнадеги и родительского безденежья.

Стоит ли удивляться, что профессионализм наших молодых рабочих кадров, мягко говоря, не на уровне? За примерами далеко ходить не нужно: на Всемирном конкурсе рабочих, в котором в прошлом году впервые принимала участие наша страна, ни один из российских участников не смог даже близко подобраться к медалям и дипломам. А ведь посылались лучшие, «звезды» своих колледжей и лицеев, выигравшие всероссийские конкурсы профессионального мастерства. Ребята, едва не рыдая, объясняли: им не доводилось держать в руках таких крутых инструментов, которые были на конкурсе, а о технологиях, которые демонстрировали иные соперники, они знают только по книжкам.

Где наши «синие воротнички», которые еще тридцать-сорок лет назад могли дать фору американскому и немецкому рабочему? Где наши бренды, которые могли бы прийти на замену знаменитому «made in USSR», который служил знаком качества и надежности? Где инженеры, способные что-то придумать, довести до ума, и люди с руками, способные воплотить задумку в жизнь?

Путь в никуда

Бездумное многолетнее принижение рабочих профессий и отсутствие интереса со стороны государства к развитию производства привели к печальным итогам: самыми дефицитными в стране сейчас являются рабочие специальности. Руководители предприятий гоняются за крутыми строителями, малярами и штукатурами, электриками, сварщиками, жестянщиками, слесарями, токарями и фрезеровщиками.

Россия, выйдя из спячки, пытается превратиться в самодостаточную, мощную империю, способную при форс-мажоре прожить без помощи извне. Все чаще на федеральном уровне заходит речь о восстановлении реального сектора экономики, о возрождении сельского хозяйства. Идея ясна: мы должны кормить, одевать и обеспечивать самих себя нужными вещами для жизни.

Но вот беда: разгром производства, профессий и профессионального образования ставит крест на наших мечтах и амбициях. Инвесторы, открывающие фермы, не могут набрать агрономов, животноводов и ветеринаров. Это штучный товар, редкие специалисты! Ведь выпускники сельскохозяйственных академий не хотят трудиться на земле: их цель – диплом о высшем образовании, а не работа по профилю.

«Не будешь учиться – станешь дворником!» — с детства пугают детей родители. С младых ногтей доводят до сведения чад: работать руками – стыдно. Нужно стремиться к власти, к чиновничьему креслу, а там, глядишь, пойдут откаты, взятки, банковские счета, виллы, яхты, иномарки…

Вот почему в стране объявились толпы гастарбайтеров, а вместе с ними межнациональные конфликты и рост социальной напряженности. Нас годами отучали водить общественный транспорт, махать лопатами, рубанками и мастерком. Экономика страны не может сдвинуться с места при дефиците человеческих ресурсов – и дефицит этот восполняют «кадры» из бывших советских республик. Инженеров, высококвалифицированных рабочих среди них нет, а значит, нам придется и впредь покупать немецкую бытовую технику, китайские айфоны, белорусские тракторы и многое другое… Но никого происходящее, похоже, всерьез не волнует: оно и понятно – низкоквалифицированные гастарбайтеры готовы трудиться за копейки. А думать о государстве и его развитии наш бизнес еще не научился: многие коммерсанты продолжают жить по законам выживания, работая исключительно на собственный карман.

Россия никуда не разовьется до тех пор, пока рабочий класс, «синие воротнички», плетутся в самом хвосте негласной социальной иерархии, пока государство не начнет проявлять к ним должного уважения и не займется реальным сектором экономики. Мы не уедем далеко на банках и биржах, где крутятся деньги: страна, претендующая на ведущие роли в мировой политике и экономике, должна производить. А для этого требуются кадры, взращенные дома на новейших станках и технологиях, получающие достойные зарплаты и уважаемые в обществе.

Не нужно быть крупным экспертом, чтобы сообразить, с чего начинать: давайте вспомним о профессиональном высшем образовании, вернем распределение, подключим СМИ, проведем долгоиграющие информационные кампании, «тряхнем» чиновников и олигархов, придумаем госпрограммы на основе софинансирования и восстановим трудовые ресурсы за государственный счет. Пора понять: речь идет не просто об экономике и показателях ВВП – речь о сохранении российского общества, о сохранении государствообразующей нации, лишенной с подачи реформаторов девяностых главного – рабочей, производящей основы. Речь, в конце концов, о выживании: кто знает, какие санкции и «подножки» со стороны европейских и американских друзей ждут нас впереди?

И вот тут мы дошли до самого важного момента: речь идет не просто о сохранении рабочего класса. Речь – о сохранении реального сектора экономики, частью которого являются люди с золотыми руками. Все взаимосвязано: бросая на произвол судьбы предприятия, государство наносит удар по людям, территориям, а в итоге – по самому себе. Страшно представить, чем могла бы закончиться история в Пикалево, Спирове, Березайке Бологовского района, если бы на помощь местным градообразующим предприятиям не пришли представители федеральной и региональной власти. Митинги, голодные глаза рабочих, штурм местной администрации, которые мы видели в Спирове, – это серьезный сигнал для чиновников: в маленьком поселке в миниатюре разыгрывалась трагедия, которая может разгореться в масштабах всей страны, если срочно не принимать меры.

Не случится ли так, что, забыв о собственном производстве и занятых в нем людях, мы однажды останемся без еды, бытовой техники и самых нужных для жизни вещей? Вот и получается, что национальная безопасность начинается с людей – с рукастых мужиков и башковитых инженеров. Поймут ли это наконец дяди с брюшками, сидящие в кабинетах и общающиеся с бумагами?

Юлия ОВСЯННИКОВА

«Страна не может существовать без рабочих»

Главы муниципальных образований, депутаты областного парламента и представители общественности рассуждают о сохранении рабочих профессий.

dubov oleg imagesОлег Дубов, глава Оленинского района:

— Я бы не сказал, что система профессионального образования развалилась, но она ориентирована на рынок, готовя продавцов, хозяек усадеб, водителей… Проблема, на мой взгляд, в другом: в советское время все профессиональные учебные заведения работали в связке с крупными предприятиями. Сейчас это, к сожалению, почти не практикуется. Рынок труда, увы, построен таким образом, что быть рабочим невыгодно. Люди едут в крупные города, потому что там платят больше денег: говоря иначе, в моде калым. А это удар не только по людям – по целым территориям.

perevalova small pictВалентина Перевалова, председатель ТРОО «Союз избирателей»:

— Сегодня проехала по городу: Дома культуры, спортивные школы – все превращено в торговые точки. Грустно. Что касается рабочего класса – без него страна просто не проживет. А на гастарбайтерах далеко не уедешь: мы же понимаем, что к нам прибывают далеко не лучшие. Лучшие, профессионалы, востребованы везде.

Давайте вспомним: «красные» директора не рождались руководителями. Все они начинали с рабочих специальностей, многие оканчивали училища и техникумы – люди делали поступательную карьеру, начиная с самого низшего звена. Сначала работали руками и только потом вырастали в руководителей, знакомых со всеми этапами производства. Начинать нужно с возрождения профессионального образования, с воспитания подрастающего поколения в любви и уважении к труду, с поднятия престижа рабочих профессий.

babushkin small picАртур Бабушкин, председатель комитета по социальной политике Законодательного Собрания Тверской области:

— На протяжении десяти лет Тверская область сталкивается с проблемой поиска специалистов, способных управлять механизмами, – я говорю о трактористах, дорожных рабочих и т.д. Уже сейчас не найти хорошего сварщика, электрика, сантехника… Произошло это потому, что вся страна отправилась получать синие и красные дипломы и тешит себя надеждой, что диплом этот гарантирует получение престижной, высокооплачиваемой работы. Пройдите по улице: кругом одни юристы, экономисты и менеджеры.

Нам срочным образом нужно возвращаться к специальному образованию. Неважно, как будет называться учебное заведение – лицей или колледж, но оно должно выпускать людей, обеспечивающих жизнедеятельность региона. Задача областной власти, на мой взгляд, – собрать информацию у руководителей предприятий о потребности в профессиональных рабочих кадрах и на базе наших учебных заведений начать их подготовку.

tuzov small pictМихаил Тузов, глава Осташковского района:

— У нас бывшее училище объединилось с техникумом: учебное заведение заключило договоры с двумя местными предприятиями на подготовку профессиональных кадров. Стоит заметить, что раньше, кода нечто подобное предлагалось одному из данных предприятий, последовал отказ. Но жизнь внесла коррективы: мы возвращаемся к давно забытому старому – к целевым наборам, к заказам специальностей. Проблема в том, что не все выпускники находят радость в профессии: начнем с того, что зарплата учеников, только что окончивших учебное заведение, крайне низкая. Многие машут рукой и меняют работу. Ну и, конечно, нужно поднимать престиж рабочих профессий, иначе мы можем забыть обо всех амбициозных проектах.

pavlov rameshki picИгорь Павлов, глава Рамешковского района:

— Наш район сельскохозяйственный, и мы знаем не понаслышке, что такое дефицит кадров. Как решить эту проблему? Вот пара предложений. Почему бы не закрепить за школами в селах и деревнях какую-то сельхозтехнику, чтобы выпускники могли сдавать на права и получать профессию? У нас множество пустующих земель: почему бы тем же школам не завести подсобные хозяйства, чтобы дети с малых лет учились жить и трудиться на земле. Конечно, к возвращению престижа рабочих профессий должны подключиться СМИ – нужна масштабная информационная кампания. Знают ли дети о том, что во многих рабочих сферах давно платят достойные зарплаты и хороший сварщик зарабатывает больше иного экономиста или юриста?