Великий бюрократ

Автор: Край справедливости | Создано 30.11.17

Александра Аггеевича Абазу в свое время числили среди самых толковых чиновников Российской Империи. Абаза трижды побывал на высоком посту, где распоряжался финансами огромной стран: он был и генеральным контролером, и министром финансов, и руководителем департамента экономии при Государственном Совете. Он удостоился чести быть похороненным в Александро-Невской лавре, где покоятся самые заслуженные государственные мужи. К сожалению, надгробие его могилы не сохранилось, а о делах Абазы сегодня мало кто помнит.

В недавно вышедшей книге историка Кирилла Соловьева «Хозяин земли Русской» Александру Абазе посвящено немало строк. При Александре Втором Абаза считался одним из самых прогрессивных русских чиновников. При Александре Третьем он, наоборот, стал воплощением самых худших черт российской государственной бюрократии. «Государь слушает советы уличных негодяев вроде Безобразова и Абазы», — сетовал обер-прокурор Священного Синода Константин Победоносцев. Он считал, что человек с такой репутацией, как у Абазы, не должен занимать государственных постов. Чем же так насолил Победоносцеву этот человек? И кто он такой, этот Александр Абаза?

Александр Абаза родился в 1821 году в родовом имении, принадлежавшем его отцу Аггею Абазе, одному из крупнейших сахарозаводчиков России. Имение Боровинский винокуренный завод находилось в Вышневолоцком уезде Тверской губернии. Необычной фамилией он обязан далеким предкам, выходцам из Молдавии. Александр Абаза далеко не сразу выбрал себе дело, которым хотел бы заниматься. Сначала он окончил курс университета, послужил немного в государственной службе, но разочаровался и решил делать карьеру военного. Поступив в лейб-гвардии Егерский полк, Абаза отправился на Кавказ, где за доблесть и храбрость в стычках с горцами был отмечен орденом Владимира. Но после этого счел, что генералом ему не быть и вышел в отставку.

Десять лет Абаза провел в родовом имении близ Вышнего Волочка, где занимался делами семейного сахарного завода и на досуге изучал финансовое право. Благодаря этому он самоучкой постиг все тонкости финансового управления, и снова отправился на государственную службу. Талантливого помещика приняли на самую низкую должность дворцовой службы – Абаза стал исполнять обязанности церемониймейстера при великой княгине Елене Павловне, жене Михаила Павловича, младшего брата императора Николая Первого. В 1849 году Михаил скоропостижно скончался, а Елена Павловна открыла в своем дворце настоящий салон. Здесь собирались самые блестящие умы Петербурга, сюда приходили художники, аристократы, военные, писатели. И сам Александр Абаза не раз становился объектом всеобщего восхищенного внимания, выступая как сторонник радикальных экономических и социальных преобразований. Он был активным и убежденным приверженцем идеи отмены крепостного права в России, полагая эту форму государственного устройства устаревшей и неэффективной экономически. Поэтому не стоит удивляться тому, что когда на российский престол взошел Александр Второй, много времени проводивший в салоне Елены Павловны и почерпнувший там самые прогрессивные идеи, Александру Абазе был предложен пост министра финансов.

Один из биографов императора Александра Второго отмечал, что именно его правление стало для России эпохой бурного экономического роста: «В 1858 году дефицит бюджета России составлял 14 миллионов рублей. Однако после учреждения в 1860 году Государственного банка и благодаря умелой политике министра финансов с 1866 года доходы бюджета начинают превышать его расходы, а с 1871 года понятие дефицита становится для него неактуальным. Вывоз основной экспортной культуры – хлеба – из России вырос с 1856 по 1876 год в три с лишним раза. Страну покрыла сеть железных дорог; акции российских железнодорожных компаний успешно размещались в Англии, Франции и Германии. На мировом уровне проходили всероссийские промышленные выставки в Петербурге и в Москве».

Многие из этих нововведений появились исключительно благодаря министру финансов Александру Абазе, его энергичности, настойчивости, умению провести нужный законопроект через лабиринты государственной машины. Согласно существовавшей в то время практике проекты законов готовили соответствующие департаменты профильных министерств, сам император узнавал о них уже во время «всеподданнейших докладов», которые делали министры. Об Абазе говорили как о настоящем гении подобных докладов. Он умел в кратком выступлении рассказать об истории вопроса, о плюсах и минусах возможных решений, и высказывал собственные предположения, которые чаще всего и становились основой высочайшего рескрипта. М.Ковалевский, один из членов Государственного Совета, писал о нем так: «Абаза говорит очень хорошо, соблюдая столь важную в административных прениях вежливость, не щадит противника, когда дело идет о выигрыше дела. Говорит сдержанно, обдуманно, почти всегда одерживает победу».

В то же время не секрет, что сам Абаза нередко использовал собственное служебное положение для того, чтобы в новом законе ввести норму, позволяющую защитить коммерческие интересы близких ему фабрикантов. В 1878 году министерство финансов предложило закон о нормировании производства сахара в России. Этот закон делал практически невозможным существование мелких и средних компаний по производству сахара, но сказочно обогащал крупных сахарозаводчиков – к которым, по счастливому совпадению, принадлежал и сам министр Абаза. В другой раз скандальным стало обсуждение нового тарифного устава, где Абазу обвинили (впрочем, эти обвинения остались недоказанными) в том, что у него есть свои интересы в принятии новых таможенных тарифов…

Все это привело к тому, что в окружении императора Абазу, мягко говоря, недолюбливали. Остались интересные воспоминания о заседаниях Государственного Совета, где император заслушивал доклады о новых законопроектах, и о самом Абазе пишут с нескрываемой ненавистью: ««Бледный, прищурившийся, не имеющий ничего откровенного, тоже готовый ораторствовать, если вдруг видит в этом выгоду, представляет тип самого антипатичного и опасного бюрократа, полного зависти, подобострастия, низкопоклонства».

С другой стороны, именно Абаза добился принятия прогрессивного по тем временам закона об отмене соляного акциза, был инициатором выкупа частных железных дорог. Благодаря деятельности этого чиновника удавалось быстро и эффективно претворять в жизнь проекты, которые годами пылились под сукном. Будучи человеком предприимчивым и сообразительным, Александр Абаза мгновенно понимал выгоду того или иного проекта. При этом он был порождением системы российской государственной бюрократии, где личные качества зачастую являлись не такими важными, как умение грамотно доложить, рассказать, отчитаться перед императором. Он понимал, насколько неэффективной остается машина государственного управления и не раз называл сражения между разными ведомствами «битвой бумаг», с горечью констатируя: «каждое министерство считается у нас чуть ли не отдельным государством; весьма нередко один министр не знает, что предпринимает другой; не только не всегда можно рассчитывать на помощь своих сотоварищей, но в некоторых из них встречаешь противодействие. Вследствие этого выходит полный разлад; цель же, преследуемая правительством, не достигается».

После коронации нового императора, Александра Третьего, Абаза подал на высочайшее имя проект земской реформы, согласно которой полномочия местных органов власти значительно увеличивались. Однако опытные царедворцы и приближенные советники царя (тот же Победоносцев) представили дело так, будто Абаза чуть ли не посягает на власть самодержца. Кончилось тем, что Абаза подал в отставку с поста министра финансов, но спустя несколько месяцев был снова призван в правительство.

Осенью 1891 года Россию постиг сильнейший неурожай. В Петербурге все министры были поражены отчаянием по поводу обнаружившегося в нескольких губерниях голода. Никто не знал, что делать, предлагались самые дикие меры по спасению ситуации, вплоть до «налога на урожай», когда у крестьян планировалось изымать все излишки хлеба. И тут положение спас Александр Абаза, предложивший сократить вывоз хлеба из России, а образовавшиеся излишки направить в голодающие губернии в качестве срочной продовольственной помощи. Абаза отметил, что в стране хлеба более чем достаточно, но доставить его из Сибири в Центральную Россию невозможно из-за отсутствия дорог. По его инициативе император учредил комитет по строительству Сибирской железной дороги – того самого Транссиба.

К сожалению, сам Александр Абаза недолго участвовал в работе комитета. В 1892 году разразился очередной скандал, главным героем которого стал Абаза. Стало известно, что ряд высокопоставленных чиновников, используя конфиденциальную информацию, играли на бирже на понижение курса рубля, зарабатывая на этом. Сообщалось, что сам Абаза обогатился за счет этого почти на миллион рублей – сумма для тогдашней России фантастическая. 10 марта 1893 года Абаза был уволен от всех занимаемых должностей в бессрочный отпуск с оставлением членом Госсовета. Все его заслуги и достижения были немедленно забыты, и в прессе об Абазе писали исключительно как о «фантастическом казнокраде». Даже спустя десять лет, когда самого Абазы уже не было в живых, причины русско-японской войны объясняли тем, что ее спровоцировали лесопромышленники, получившие в свое время от Абазы богатые подряды. Таким он и остался в истории России: великим бюрократом, фантастическим казнокрадом, — но и одним из самых успешных, грамотных и толковых администраторов…

Владислав ТОЛСТОВ.