«Князь Ехидна»

Автор: Край справедливости | Создано 07.12.17

Летом 1642 года по дороге в сторону Твери двигалась торжественная процессия. Несколько роскошно украшенных возков сопровождал отряд конных стрельцов. Отдельно везли разборные шатры, а замыкали шествие богато изукрашенные кареты, в которых ехали иноземные мастера – химики и рудознатцы. Самый богатый возок, возглавлявший процессию, принадлежал боярину Борису Репнину, на тот момент – второму по влиятельности человеку в стране. А уж когда тверские жители узнавали о цели его приезда, они просто теряли дар речи!

И в самом деле – чего только не видела на своем веку древняя Тверь. Но оказалось, что высокий гость прибыл в Тверь с необычной целью – возглавил научную экспедицию, отправленную в Тверской уезд по личному распоряжению царя Михаила Федоровича. И искали в окрестностях Твери они не что-нибудь, а золото!

Тверская экспедиция боярина Репнина в 1642 году – один из самых загадочных фактов отечественной истории. Как и сама личность Репнина, и обстоятельства, которые привели его в наш край. Не пора ли подробнее рассказать об этом человеке?

В документах его называют то Репниным, то Репниным-Оболенским. Известно, что род князей Репниных происходил от князей Черниговских, один из которых носил кличку Репня, от нее произошла фамилия его потомков. Сам Борис Репнин также носил кличку – причем судя по прозвищу, которое ему дали, репутация у него была не из лучших. Ибо как можно относиться к человеку, если ему дали прозвище Ехидна? И почему его так прозвали? Скорее всего, из зависти. В то время Борису Репнину завидовали многие.

К вершинам российской власти Репнин взлетел буквально в одночасье. В 1640 году он был одним из многих московских дворян, происходил из семьи московского стольника и сам был стольником – то есть человеком не очень богатым, хотя и знатным. До сих пор остается неизвестной точная дата рождения Бориса Репнина, а также то, почему именно он приглянулся первому царю из династии Романовых Михаилу Федоровичу. Однако царь пожаловал ему чин боярина, минуя чин окольничьего (это примерно то же самое, как если назначить министром обороны человека, занимавшего должность ротного командира). Царь всячески одаривал и награждал своего любимца. Скорее всего, ему требовались энергичные и толковые люди, и Борис Репнин был как раз из таких. За короткое время он набрал себе несколько должностей.

В замечательном историческом романе Владимира Балязина «За светом идущий» один из персонажей говорит о нашем герое так: «Возьмите хоть князя Бориса Александровича Репнина-Оболенского. Пять лет верховодил он в семи приказах враз. Да ведь в одном нашем — Кабацком — сколь дела! А у него и Сыскной, и Иконный, и три палаты — Оружейная, Золотая, Серебряная, — и что всего хлопотней — Приказ приказных дел, в коем от одних челобитий можно ума лишиться».

Помимо всего прочего, именно Репнин заведовал распределением царских милостей участникам знаменитого «осадного сидения» 1618 года, когда Москву осадили польские войска, и всем, кто оставался рядом с царем, теперь полагались награды – земли, чины или денежные выплаты. Царю подавали списки представленных к награде, так называемые «разборные десятни», а распределением наград ведал непосредственно Борис Репнин, самый доверенный приближенный государя, первый помощник. Не исключено, что именно в это время Репнин и получил обидную кличку «князь Ехидна» от тех, кто посчитал себя обойденным царской милостью.

Михаил Федорович

И все же Репнин был самым влиятельным в ближайшем окружении Михаила Федоровича. Например, как глава Оружейной палаты он занимался развитием в стране чугунолитейного производства – чтоб не тратить скудных средств казны на покупку дорогого железа. Репнин не жалел сил и средств, рассылая во все концы страны экспедиции по поиску «рудных мест». Вот что пишет об этом историк Е.Курлаев: «В отличие от поиска и эксплуатации железорудных месторождений, при разработке руд цветных и драгоценных металлов еще с XV в. Золотую, серебряную и медную руды искали, организуя многочисленные и длительные экспедиции на всей обозримой территории, находившейся в поле зрения Российского государства. Ядром геологоразведочных экспедиций были иностранные специалисты с походной пробирной лабораторией. Основная задача специалистов заключалась в проведении проб необходимых для оценки выгоды добычи и разработки метода прибыльной выплавки металла».

Чтобы ускорить поиски, Борис Репнин создал необычную систему. В Москве, в доме самого Репнина, располагалась пробирная лаборатория с набором необходимого оборудования. А всем служивым людям был дан строгий приказ: все минералы, камни, куски руды, которые будут обнаружены в любой точке страны, доставлять в эту лабораторию. Таким образом, в «рудном сыске» участвовали тысячи людей по всей стране — солдаты, подьячие, сторожа, кабатчики… И система эта давала результаты: в 1633 году на Каме открыли месторождения меди, там же началось строительство Пыскорского медеплавильного завода. Спустя еще несколько лет обнаружили залежи серебра на Волге – и сохранились документы о принятии на русскую службу «мастера золотого дела» Павле Эллендорфа, который вместе с переводчиком отправился исследовать эти месторождения. Совсем недавно удалось обнаружить интересный документ о создании «рудного сыска» — первой геологической экспедиции, в которой участвовали 11 иностранных специалистов во главе с англичанином Джоном Врейтом. Уже гораздо позже, при Петре Первом, архивы этой экспедиции были заново изучены и последовал царский указ о передаче окольничьему Лихачеву и дьяку Корницкому всех полномочий по «рудокопному делу».

Но в 1642 году, всего через два года после того, как Репнина назначили боярином, у него начались проблемы. Московское боярство уже давно хотело убрать подальше всесильного фаворита. Составился заговор против Репнина, в число заговорщиков вошли и царица, и московский патриарх Филарет Никитич. Многочисленные недоброжелатели Репнина искали любой удобный способ убрать из Москвы «князя Ехидну», и в конце концов сам царь, желая на время «спрятать» своего любимца, дал ему замысловатое поручение – отправиться в Тверской край и искать там месторождения золота! Репнин не мешкая погрузил на телеги свою «пробирную лабораторию», иностранных инженеров-рудознатцев и отправился искать золото в Тверь!

Мы не знаем, искал ли он золото в Твери или просто выжидал, когда страсти в Москве улягутся. Но знаем, что в Москву вернуться ему было не суждено. Вот что пишет известный историк Сергей Соловьев: «После возвращения из «золотой экспедиции» в Тверь его отправили воеводой в Астрахань, якобы для того, чтобы подавить возмущения ногайских татар. Во время же отсутствия бояре успели очернить Репнина перед царем», меланхолично заключает Соловьев. Это стало финалом блестящей карьеры всесильного Репнина, князя Ехидны. После Астрахани он занимал посты воеводы в разных городах – от Смоленска до Белгорода, от Севска до Перми. Как только он приезжал в Москву, ему тут же сообщали об очередном назначении. В этих многолетних «служебных командировках» (которые начались, напомним, с «золотой экспедиции» в Тверь) Репнин истратил свое здоровье и скончался в 1670 году вдали от Москвы. Его похоронили на территории одного из его имений, в нынешней Костромской области.

Удивительна последующая судьба рода Репниных. Внук Бориса Репнина Никита Репнин стал фельдмаршалом, героем Полтавской битвы. А еще через сто лет род Репниных-Оболенских окончательно угас, когда скончался последний мужской представитель рода. И после этого по указу императора Александра Первого, чтобы род Репниных, «славно Отечеству послуживший, остался примером в незабвенной памяти российской», полковник гвардии Николай Волконский принял фамилию Репнин-Оболенский и с тех пор все его потомки считаются продолжателями рода Репниных. Одним из самых ярких представителей которого стал тот самый «князь Ехидна», чья судьба так трагически пересеклась с нашими краями…

Владислав ТОЛСТОВ