Тихая пустыня или минное поле?

Автор: Край справедливости | Создано 08.12.17

Протестный электорат в Тверской области брошен парламентской оппозицией.

Следующий год в тверском регионе пройдет под знаком политики. На днях Владимир Путин объявил о своем участии в президентских выборах, тем самым запустив главную кампанию шестилетки: скоро она накроет всю страну, включая наш регион. Но мартовскими выборами дело не ограничится: давайте не забывать – в связи с тем, что Владимир Васильев покинул стены Госдумы, осенью нас ждут довыборы депутата Госдумы на Заволжском одномандатном избирательном округе. А это, на минуточку, такие сложные территории, как Ржев, Нелидово, Осташков, Зубцов, Бологое, Вышний Волочек, где без проблем одержать победу мог только такой политик-тяжеловес, как Владимир Васильев. Да, примет кампании пока не видно: но закончатся президентские выборы, и она грянет.

Это еще не все: одновременно с довыборами в Госдуму по осени у нас пройдет больше тысячи муниципальных кампаний – выборами будет накрыта вся Тверская область, и в иных районах уже сейчас намечаются недетские баталии.

Президентские выборы – отдельная песня. Задумаемся о том, что ждет Тверскую область чуть позже: ведь на выборах в Госдуму и в кампаниях местного значения будут биться не деятели государственного масштаба, а наши парламентские партии. Именно о них нам и хотелось бы сегодня поговорить.

Где стол был яств, там гроб стоит

Мы много раз писали, что многопартийная система в Тверской области находится в глубоком кризисе, если не сказать больше – дошла до дна. И виновата в этом, по нашему глубокому убеждению, не столько партия власти, сколько парламентская оппозиция, которая откровенно деградировала.

О ее состоянии красноречиво говорят итоги недавних выборов в Тверскую городскую Думу: на круг, то есть на всех, КПРФ, «Справедливая Россия» и ЛДПР смогли набрать около 20 % голосов. Подчеркиваем: на всех! И это на фоне низкой явки в 19, 75 %. Берем в руки калькулятор: вся парламентская оппозиция дружными усилиями привела на ключевые городские выборы около 12 000 человек. В среднем – по 3000 на партию.

Просто осознайте: 3000 человек – это население поселка, а мы говорим о выборах в столице региона и парламентских партиях. До чего мы дожили: КПРФ, главная оппозиционная партия страны с легендарным брендом и знаменами, пришла на выборах в Тверскую городскую Думу с результатом в 2, 5 % голосов? Тут даже неудобно произносить слово «результат». Г-да коммунисты, эсеры, жириновцы, пора посмотреть правде в глаза: вы превратились в спойлеры!

Не нужно быть политаналитиком, чтобы заметить: на выборы в ТГД пришел электорат, мобилизованный партией власти, и явку сделал именно он. А 80 % избирателей, то электоральное поле, на котором могла (и должна была) топтаться парламентская оппозиция, выборы проигнорировали. Почему? Ответ очевиден: они не знают ни ваших вождей, ни ваших местных лидеров, их не интересуют ваши лозунги и программы – они вам не верят.

И это настоящая трагедия для областной политики, где нарушен баланс: есть партия власти, способная мобилизовать своих избирателей, но нет парламентской оппозиции, способной грамотно и эффективно работать с остальной частью электората.

Партии: история падения

Еще десять лет назад никому бы даже в голову не пришло рассуждать о брошенных электоральных «полянах». Движуха в политической областной жизни не прекращалась ни на день, и тон задавала парламентская оппозиция.

Чего стоила одна КПРФ, которую представляли такие яркие люди, как Юрий Калинин, Алексей Гришин, Михаил Улитин, Сергей Рогозин… Именно они были лицами, а лучше сказать, брендами тверской «красной конницы», и точно такими же брендами были отдельные райкомы КПРФ. Ни одна неделя в Тверской области не проходила без митингов и громких заявлений, а каждые выборы с участием коммунистов были настоящим противостоянием – с газетами, штабами, пикетами, конференциями и круглыми столами. Власть боялась лидеров КПРФ, но в то же время она с ними считалась: неслучайно, когда Калинин и Улитин ушли из жизни, самые горькие некрологи прозвучали из уст представителей власти, а не тех, кто пришел им на смену в недрах тверского обкома.

Как же за десять лет главная оппозиционная сила области, вгонявшая в ужас чиновников, имевшая свои фракции почти во всех депутатских советах, собраниях и Думах, превратилась в спойлера, не нужного ни избирателям, ни власти?

Мы писали об этом сто раз, но не грех и повториться: парламентская оппозиция в зеленинские времена споткнулась о партийные списки, пришедшие на смену мажоритарной системе – ее погубила жадность лидеров. Введя партийные списки, областная власть образца нулевых разом решила все выборные проблемы. Зачем биться с КПРФ в ходе избирательных кампаний, если можно «порешать» все на берегу с его региональным руководством? Не поэтому ли время от времени КПРФ допускала ляпы при подаче документов в избиркомы – и «красные» списки заворачивались, а выборы становились безальтернативными? Не поэтому ли в проходной части списков КПРФ избиратели все чаще видели видеть малоизвестных богатых людей без партийного стажа? Не поэтому ли в свое время фракция КПРФ в Тверской городской Думе бездарно рассыпалась, не успев толком приступить к работе, а ее остатки дружно поддержали и печально известную инвестиционную программу «Водоканала», и хотелки ТГК-2?

Но вернемся к нашему рассказу: с появлением партийных списков областная политика коммерциализировалась, а у региональной парламентской оппозиции завелись прайсы. Ценники на место в первой тройке, ценники на проходное место в списке, ценники на проведение избирательной кампании, в рамках которой «отжимается» неугодный «заказчику» кандидат, ценники на митинги и пикеты… Да что там: одно решение крупной оппозиционной фракции стоило немалых денег!

Конечно, коммерция погубила не только КПРФ – та же беда уничтожила в Тверской области некогда мощных эсеров и погрузила в пучину вечных кадровых склок тверское отделение ЛДПР. Но мы неслучайно уделяем так много внимания именно «красной коннице». Какой спрос может быть с жириновцев, если речь идет о проекте одного человека – Вольфовича, создавшего свою партию с нуля? Он ее породил, он и распоряжается ей по своему усмотрению: а дальше – решать избирателям. То же – со «Справедливой Россией», чья история насчитывает всего-то одиннадцать лет – и, как пророчат политологи всех мастей, похоже, через несколько лет закончится.

Но вы, ребята из «красного» обкома, ничего не создавали. В ваших руках – легендарный, великий бренд, созданный поколениями советских людей! Вы «пользуете» чужой политический капитал, чужую репутацию и чужое доверие – не к вам, а к великому бренду! И как же цинично вы им распорядились! Мы помним, как под соусом омоложения на глазах у изумленных избирателей места в ваших списках, а потом в депутатских креслах занимали непонятные люди, которые, «поматросив» вашу партию, давно сменили свои партийные прописки. Это под ваше молчание (а порой – и голосование) в Тверской области была продана вся система ЖКХ, все сети оказались в руках у коррупции, в угоду маршрутчикам загнан в стойло муниципальный пассажирский транспорт и многое другое. Да что там: мы помним, как под вашими знаменами на отдельные территории заходили залетные коммерческие структуры и олигархические проекты!

Вместо того, чтобы «качать» свой партийный ресурс, укреплять ряды, искать яркую молодежь и ярких людей, идти на выборы, вести полноценную кампанию, развивать свои информационные площадки, ваши «вожди» (сообразив, сколько стоит любой балаган с участием КПРФ?) попросту забили на партийное строительство. Вот почему в КПРФ выстроилась такая жесткая вертикаль с неоспоримой партийной дисциплиной, и мы столько лет не видим под тверской вывеской КПРФ новых лиц. Верхушка бдит, охраняя свои мандаты, зарплаты и те финансовые потоки, которые приплывают не из партийной кассы, а из областной политики и выборных полей? К этому в итоге и свелась вся ее деятельность – а «рулить» областными рядами КПРФ на политическом поле начали те, кто «заказывал» музыку.

Стоит ли удивляться, что некогда мощный оппозиционный бренд ушел в хулиганку! А как еще можно назвать хождения с гробами и похороны бизнеса, братания с навальновцами и выносы свиней, потоки смешных заявлений, которые годами лились из уст лидеров областной КПРФ на самых маргинальных медиаплощадках? И все это, по слухам, проплачивалось: а из-за «говорящих голов» на трибунах торчали уши влиятельных чиновников, нанятые ими технологи, штабы и подконтрольные площадки.

Так КПРФ превратилась в «погремушку» для внутриклановой борьбы тверских элит, а областная политика – в игры коррупции, берущей парламентскую оппозицию напрокат.

Продавали – веселились, подсчитали — прослезились

Однако ничто не вечно под луной. Чтоб в политике была такая веселуха, у власти в Тверской области должны стоять олигархи: она расцвела в какой-то момент в регионе именно потому, что они у нее и стояли.

Но канули в прошлое партийные списки, бывший губернатор Зеленин ушел в затвор, главный мастер политинтриг Епишин отбыл в Москву, в области сменилось руководство, которое занялось возвращением уведенных у государства активов. Олигархи в тверской политике вымерли. И воцарилась тишина!

КПРФ – впрочем, как и остальные партии с проектами оппозиционного толка – разом осталась и без спонсоров, и без мудрой направляющей руки. Тут-то и выяснилось: «красная конница» не просто разучилась жить своим умом, самостоятельно проводить кампании, писать программы, придумывать какие-то стратегии… Пока партию водили на веревочке «интересанты» с толстыми кошельками, она потеряла доверие избирателей. Потому что как ни имитируй политборьбу, рано или поздно глаза откроются даже у младенца! Все, с чем в политических кулуарах сейчас ассоциируется тверская «красная конница» — так это мусорная тема: ведь с тех пор, как представители КПРФ начали «рулить» тверским МУП «ТСАХ», партия успела постоять рядом с самыми сомнительными мусорными проектами. В последний раз громкое выступление летучего отряда КПРФ было зафиксировано в Кимрском районе, где населению под видом швейной фабрики пытались всучить очередную помойку.

Все: других сфер, где «активничает» КПРФ, больше в Тверской области не наблюдается. А политика закончилась.

Та же история случилась с эсерами: партия растеряла лидеров, тех ярких людей, на плечах которых в свое время проводила сотни депутатов в разные органы законодательной и представительной власти. От мощной структуры остался областной офис, аппарат и печать. Ну а о состоянии дел в ЛДПР красноречиво говорит список, с которым они отправились на выборы в Тверскую городскую Думу: в нем было сложно найти людей с тверской пропиской, не говоря об узнаваемых личностях.

И вот со всем этим ветхим партийным скарбом Тверская область входит в новый политический сезон! Казалось бы, впереди у парламентской оппозиции маячит матч-реванш: тут и выборы в Госдуму, и множество муниципальных кампаний – но кого мы можем увидеть на выборах в Госдуму от той же КПРФ? Г-на Соловьева? А ему хоть кто-то поверит после бегства с губернаторских выборов, очень похожих на «слив»? Или не просто на «слив», а на продажу?

Так что констатируем факт: в рядах парламентской оппозиции, дошедшей до дна, нет ни кандидатов, способных всерьез поучаствовать в выборах в Госдуму, ни ресурсов для ее проведения. Спасти кампанию может только власть: нетрудно догадаться, что при таком раскладе самым интересным событием на выборах опять станет праймериз «Единой России» с кулуарной борьбой.

Кто-то может сказать: власти на руку то, что случилось с парламентской оппозицией. Конкурентное поле зачистилось само собой, и это дает ей возможность комфортно выигрывать выборы при низкой явке и минимальных финансовых затратах!

Но давайте не забывать про те 80 % избирателей, которым безразличны партии и неинтересны выборы с их участием. Когда-то это огромное электоральное поле мирно делили на троих КПРФ, СР и ЛДПР – одних поддерживали люди старшего поколения, других – активные люди среднего возраста, своя неизменная аудитория была у соколов Жириновского. Каждому – свое, а вместе все это образовывало многопартийную областную систему, которая гарантировала политическую стабильность. В ней попросту не оставалось зазоров, куда мог залететь внесистемный бардак.

Сейчас же речь уже не про зазоры – про зияющую дыру. Кто-то вообще в курсе, чем живет и дышит 80 % населения, которые не ходят на выборы? Как они относятся к власти? Им все равно, или в тиши областной политики спит пассивный протест, которому из-за отсутствия вменяемой оппозиции просто некуда выпустить пар? Да, пока он уходит в свисток – в социальные сети, и местечковые конфликты, покипев, сами собой сходят на нет, но так будет не вечно.

Нетрудно заметить, как рождаются местечковые конфликты, которые районные чиновники называют «дурью домохозяек» и «шумом из ничего». Все начинается с одного местного активиста, который пишет письма: все уплывает в соцсети, обрастает комментариями. Глядишь, а в тихом районе вдруг возник гражданский протест.

Если такое происходит без партий, денег и лидера, представьте себе, что начнется, если вдруг этот лидер появится. Мало не покажется никому! А если вместе с ним на пассивное протестное поле, которое никто не изучает и не «пасет», зайдут большие деньги, страшно представить, какие мины начнут взрываться на областном политическом пространстве. Не дай бог, если брошенный электорат парламентской оппозиции поднимут и куда-то поведут проходимцы и маргиналы!

Вот почему мы в очередной раз повторяем: власти и ее партии, как воздух, нужна вменяемая оппозиция. Ведь чем глубже закапывается политическая жизнь, тем мощнее может рвануть, когда кому-то вздумается «вспахать» не голосующее электоральное большинство. И если важна стабильность, выход один: власть должна помочь парламентской оппозиции вылезти из ямы, в которую она, оппозиция, себя загнала, и пинками вернуть партии в реальную областную политику.

Андрей ТОПОРОВ