Операция «Послушники»

Автор: Край справедливости | Создано 15.12.17

На этой неделе отмечается очередная годовщина освобождения Калинина от немецкой оккупации. И одна из самых неизвестных страниц военной истории нашего города – это сюжет о том, как в дни оккупации в Калинине активно действовала группа советских разведчиков, которые выступали под видом… священников. Клирик городского собора владыка Василий (Ратмиров) и иподиаконы Иван Михеев и Василий Иванов выполняли ответственное задание в немецком тылу.

К сожалению, несколько десятилетий об этом практически ничего не было известно. В том числе благодаря тому, что биография самого владыки Василия выглядела довольно сомнительной как с точки зрения советских историков, так и для западных исследователей истории русской православной церкви. Канадский историк Дмитрий Поспеловский, один из самых авторитетных исследователей новейшей истории русской церкви, в 70-е годы написал об архиепископе Василии Ратмирове. Поспеловский обвинил Ратмирова (которого к тому времени уже не было на свете) в многолетнем сотрудничестве с НКВД, и в том, что он «сдавал» своих прихожан и собратьев по клиру «органам». Другой историк, Сергей Ларин, раскопал еще более некрасивые подробности из жизни архиепископа. Оказалось, что Василий, будучи рукоположен в сан священника еще до революции, служил в храмах Ейска и Новороссийска, но после революции перешел в ряды так называемой «обновленческой» церкви, где дослужился до чина митрополита. Однако в 1937 году разочаровался в «обновленцах» и снял сан, перед войной работал бухгалтером. Поспеловский нашел свидетелей, которые рассказали о служебном подлоге, совершенном Василием. Он скрыл факт сложения сана, изъял из архива свое личное дело, и был принят обратно в «староцерковную» юрисдикцию, где в 1941 году его назначили митрополитом в Житомир.

То, что священником служил человек, официально отрекшийся от веры и скрывший этот факт, для эмигрантских историков было явлением невероятным. Однако самого главного о владыке Василии они еще не знали…

В начале осени 1941 года в Москве, в главном управлении внешней разведки активно прорабатывали вопрос организации разведывательной деятельности в тылу немцев. Своеобразным «мозгом» советской внешней разведки была Зоя Ивановна Вознесенская, которую ее коллеги знали под оперативным псевдонимом Ирина Рыбкина. Именно она придумала уникальную операцию использовать в немецком тылу группу советских разведчиков под видом священнослужителей. Когда до нее дошла информация, что епископ Василий обратился с просьбой отправить его на фронт, она немедленно встретилась с ним и в лоб спросила, сможет ли он взять под опеку двух разведчиков, «прикрыть» их своим саном. Предполагалось, что разведчиков забросят в Калинин, где они будут собирать информацию о передвижении немецких войск и агентах гитлеровской разведки. От Ратмирова, правда, скрыли еще одно задание, которое получили разведчики. Предполагалось, что в Калинин накануне взятия Москвы могут прибыть все первые лица Третьего Рейха. В частности, уже было практически точно известно о визите Геббельса. Советским разведчикам предписывалось организовать убийство первых лиц гитлеровского руководства, как только они появятся в городе. Но пока же от владыки Василия требовалось максимально тщательно подготовить будущих «священников» для задания, чтобы ни у кого не возникло никаких сомнений. Владыка Василий дал согласие.

Эта операция получила кодовое название «Послушники», и в своих мемуарах Рыбкина-Воскресенская посвятила ей целую главу. Архиепископ Василий согласился помочь советской разведке, но поставил одно условие: членов разведгруппы он будет отбирать и готовить лично. Первого же участника, радиста, владыка Василий забраковал. Вот что писала об этом Рыбкина-Воскресенская: «Радисту отец Василий дал задание выучить молитву «Отче наш». К сожалению, парень оказался легкомысленным и на вопрос владыки, выучил ли он молитву, бойко ответил: «Отче наш, блины мажь. Иже еси — блины на стол неси…» и нечто подобное в том же духе. «Хватит, — остановил его епископ. — Считайте себя свободным». Радисткой группы стала Аня Баженова (Марта)».

Чуть позже к владыке Василию пришли Иван Михеев и Василий Иванов. Им предстояло научиться всем тонкостям архиерейского богослужения. Облачение для священников взяли из фондов музея. Разведчикам запретили бриться, чтобы по внешнему виду не отличаться от церковных служителей. Занимались с утра до вечера – учили молитвы, катехизис, требы. Времени оставалось совсем немного. В рамках «операции прикрытия» Василия назначили епископом Калининским и Кашинским, и в Калинин он вместе с двумя иподьяконами приехал 12 октября. Буквально через три дня советские войска оставили город. Теперь разведчикам предстояло работать в немецком тылу…

В донесениях Иванова называли «Васько», Михеева – «Михась». Отдельно от владыки Василия в Калинин забросили радистку Аню Баженову (Марту). Первоначально они проходили архиерейские службы в Покровском соборе, но после того, как храм разбомбила немецкая авиация, перешли в городской собор на улице Советской. После того, как немцы заняли Калинин, владыка Василий отправился к бургомистру, которого назначили немцы, и сообщил о намерении возродить в Калинине церковную жизнь. Сам Василий рассказал о себе, что он якобы пострадал от советской власти, был отправлен в ссылку в Кемь. Василий встретился также с начальником калининского гестапо оберштурмбанфюрером Крюгге. Его помощница, православная немка Линде, оказалась в числе активных прихожанок храма, и именно ее, как потом признавался сам Василий, разведчики опасались больше всего: женщина явно что-то заподозрила. На самом деле легенда «владыки Василия» была шита белыми нитками: гестапо достаточно было найти любого, кто отбывал ссылку в Кеми, чтобы убедиться в том, что Василий никогда там не был. Как принято писать в романах о разведчиках, операция «Послушники» была на грани провала…

Тем не менее молва о владыке Василии, ревностно пекущемся о своих прихожанах, быстро распространилась по всему городу. Жители потянулись к собору. Разведгруппа успешно выполняла свое оперативное задание. Васько и Михась налаживали связи с населением, выявляли пособников оккупантов, собирали материалы о численности и расположении немецких штабов и баз, вели учет прибывающих пополнений. Из храма «священники» Михась и Васько старались лишний раз не выходить. Но разведывательная работа не прекращалась ни на минуту.

Калинин находился под немецкой оккупацией два месяца. Когда фронт стал приближаться к городу, разведчики должны были уйти вместе с отступающими немецкими войсками. Но не успели. Буквально в то же время, когда владыка Василий в очередной раз отправился в комендатуру просить транспорт для эвакуации, выяснилось, что вся немецкая администрация уже сбежала из города, и через несколько часов в город вступили советские войска. Практически сразу в военную контрразведку посыпались заявления о том, что архиепископ Василий сотрудничал с немцами. Однако когда контрразведчики пришли в храм, Василий предоставил им списки 30 выявленных агентов гестапо, а также рассказал о тайных складах оружия, которые немцы оставили в городе.

В 1942 году разведгруппа священников выполнила еще одно задание в Смоленске, где раскрыла сеть агентов абвера. А в следующем году «всесоюзный староста» Михаил Калинин вручил доблестным разведчикам награды. Иванов, Михеев и радистка Баженова получили ордена «Знак Почета» и медаль «Партизану Великой Отечественной». Самого же архиепископа Василия наградили золотыми именными часами и личной благодарностью Сталина.

Удивительно сложилась судьба всех участников этой истории. Василий Иванов (Васько) еще много лет прослужил в разведке. Начальник разведки Зоя Воскресенская (которую разведчики знали под именем Ирины Рыбкиной) после выхода в отставку стала одной из самых известных в Советском Союзе детских писательниц. Архиепископ Василий после войны написал прошение о сложении сана по нездоровью, уехал (скорее всего на родину, на Кубань), скончался в 60-е годы, но неизвестна ни дата, ни место его могилы. Самой же необычной оказалась судьба Ивана Михеева, «Михася». Он стал священником, был рукоположен в сан, и под именем иеромонаха Ювеналия прослужил много лет. Его прихожане вряд ли догадывались, что грехи им отпускает бывший кадровый разведчик. Иван Михеев пережил всех участников удивительной «церковной разведгруппы», и скончался 9 мая 2016 года. Перед смертью он опубликовал свои воспоминания, из которых и стали известны подробности операции «Послушники» — одной из самых необычных в истории советской внешней разведки…

Владислав ТОЛСТОВ