«Не осуждай заблудшего ты брата…»

Автор: Край справедливости | Создано 18.01.18

Какая, в самом деле, причудливая ирония судьбы: жил себе в Твери человек, хороший человек, добрый, уважаемый. Писал стихи, и даже неплохие. И знать ведь не знал, что вот умрет он, а спустя много лет его строчки будут использованы как доказательство того, что писатель Шолохов не сам написал свой роман «Тихий Дон». Но о Шолохове потом, а пока — вспомним замечательного нашего земляка, благотворителя и поэта Арсения Аркадьевича Голенищева-Кутузова.

Фамилия Голенищевых-Кутузовых славная – известность ей принесли и участие представителей рода в военных баталиях. Например, двоюродный дядя нашего героя, Павел Иванович Голенищев-Кутузов, был прямым потомком знаменитого полководца Михаила Кутузова и отцом писательницы Евдокии Глинки. В последние годы жизни Павел Голенищев-Кутузов переехал в Тверскую губернию, купил имение в Бежецком уезде (там он и похоронен, в селе Кузнецово, сегодня это территория Рамешковского района). Часть принадлежавшей ему библиотеки он завещал тверскому университету, а документы рода Голенищевых-Кутузовых до сих пор хранятся в фонде Тверского областного архива.

Из всех Голенищевых-Кутузовых, пожалуй, только Арсений Аркадьевич сделал успешную литературную карьеру. Он учился на юридическом факультете сначала в Московском университете, потом в Санкт-Петербурге, выпустился со степенью кандидата права. Служил в государственной канцелярии, а позже стал управляющим крупнейших российских банков – сначала Дворянского, а потом и Крестьянского поземельного. В прессе того времени его так и называли – «поэт-банкир».

Да, сам Арсений Голенищев-Кутузов полагал, что его истинное призвание – писать стихи. И когда-то он был популярным в России поэтом. Сегодня мы назвали бы его поэтом-песенником, поскольку лирические строки Голенищева-Кутузова вдохновляли композиторов сочинять романсы на его стихи. На его стихи писали музыку Модест Мусоргский, Сергей Рахманинов, Цезарь Кюи. В 1900 году Арсений Аркадьевич был избран в Академию наук вместе с Львом Толстым, Антоном Чеховым, Владимиром Короленко, Алексеем Жемчужниковым и Владимиром Соловьевым. В Твери Арсений Голенищев-Кутузов старался бывать как можно чаще, хотя местом его службы была Гатчина – там жила супруга императора Александра III Мария Федоровна, у которой Голенищев-Кутузов много лет прослужил личным секретарем.

Именно благодаря Марии Федоровне, известной благотворительнице, Арсений Голенищев-Кутузов стал одним из самых активных членов тверского благотворительного общества «Доброхотная копейка». Само общество было создано по инициативе тверских помещиков, и отделения «Доброхотной копейки» действовали в каждом из 12 уездов Тверской губернии. Голенищев-Кутузов возглавлял отделение благотворительного общества в Корчеве – именно там, в селе Шубино (Печетово), находилось его имение – кстати, по соседству стоял дом помещиков Яковлевых, в котором когда-то воспитывался маленький Саша Герцен, будущий революционер и главный оппозиционер российского самодержавия.

Само общество было основано 11 декабря 1862 года по инициативе писательницы Авдотьи Павловны Глинки. После ее смерти общество возглавил ее муж – поэт, декабрист, герой Отечественной войны 1812 года Федор Николаевич Глинка. Первое в истории Тверской губернии благотворительное общество было одной из самых многочисленных общественных организаций того времени – достаточно сказать, что в правлении «Доброхотной копейки» состояли 120 человек. Главной задачей общества было оказывать помощь беднейшим жителям, «которые стыдятся или по каким-либо причинам не могут просить милостыни», а также тем, кто «впал в бедность» из-за болезни, пожара или других несчастий и не могут одолеть свою бедность без помощи извне.

Арсений Голенищев-Кутузов не только состоял в правлении «Доброхотной копейки», но и не жалел собственных денег на благие дела. Известно, что он сделал крупный вклад суммой в 2 тыс. рублей на счет Крестьянского банка, а проценты с вклада направлялись на благотворительные цели. В Корчеве удалось на эти средства обустроить ночлежку для бедных и престарелых жителей города. По предложению Голенищева-Кутузова в ночлежке открыли мастерскую, где постояльцы выполняли заказы местных обывателей (сохранился счет за изготовление фигурных наличников для местной женской гимназии). По инициативе Голенищева-Кутузова власти Корчевы помогали бедным многодетным семьям: детей из таких семей устраивали учиться за казенный счет в тверские учебные заведения. Кстати, одним из таких детей, попавшим в гимназию благодаря содействию Голенищева-Кутузова, стал Андрей Туполев, будущий великий авиаконструктор.

Не оставлял Голенищев-Кутузов своим попечением и местную больницу. В 1902 году выяснилось, что в Корчеве бедные горожане не могут получать лекарства по ценам, которые устанавливали местные провизоры. Арсений Аркадьевич приехал в Корчеву и предложил открыть при больнице «благотворительный» кабинет, где бедных пациентов снабжали дешевыми лекарствами, оказывали безвозмездную медицинскую помощь и даже давали поношенную одежду. За все это Голенищев-Кутузов платил из собственного кармана, в том числе перечисляя больнице гонорары за издание своих стихотворных сборников.

Самого Арсения Голенищева-Кутузова не стало в 1913 году. Спустя еще четыре года в России грянула революция, и новые власти упразднили и общество «Доброхотная копейка». Советская власть решила взять функции благотворительности и социальной защиты малоимущих на себя. Насколько она справилась с этой задачей – другой вопрос, а нам осталось рассказать, при чем тут Шолохов и роман «Тихий Дон»?

Как уже сказано выше, многие стихи поэта Арсения Голенищева-Кутузова становились популярными песнями. Их и знала вся страна именно как строки из песен. Самым популярным романсом на стихи Голенищева-Кутузова стало произведение «В годину смут». Романс был написан накануне Первой мировой войны, и уже тогда его строки звучали для многих мрачным пророчеством: «В годину смут, унынья и разврата / Не осуждай заблудшего ты брата; / Но, ополчась молитвой и крестом, / Пред гордостью – свою смиряй гордыню, / Пред злобою – любви познай святыню…». Особую известность этот романс обрел в годы Первой мировой, когда многие находили в его незатейливых строках душевное спокойствие и веру в лучшее. Этот романс особенно полюбился молодым офицерам на фронте. Можно сказать, что «В годину смут» стал неформальным гимном офицеров царской армии. Строки из популярного романса помещали на могилах боевых товарищей в качестве эпитафии.

И именно такой момент был описан во втором томе романа «Тихий Дон», который вышел в 1929 году. Помните, там есть эпизод, где казаки станицы Ново-Яблоневской хоронят своих расстрелянных собратьев, воевавших на стороне красных. Эта сцена – одна из самых пронзительных во всем романе: «Вскоре приехал с ближнего хутора какой-то старик, вырыл в головах могилы ямку, поставил на свежеоструганном дубовом устое часовню. Под треугольным навесом ее в темноте теплился скорбный лик божьей матери, внизу на карнизе навеса мохнатилась черная вязь славянского письма: «В годину смуты и разврата / Не осудите, братья, брата».

Именно эти строки из популярного романса (а точнее, из стихотворения Арсения Голенищева-Кутузова) очень скоро заронили подозрение, что автор романа Михаил Шолохов, который в силу возраста не застал Первой мировой, не сам придумал и написал этот эпизод (а может быть, и весь роман). Чтобы узнать эти строчки, вспомнить их, нужно было во время Первой мировой воевать на фронте. Именно таким предполагаемым «автором» «Тихого Дона» был Федор Крюков, казачий офицер, в дневнике которого (и на это исследователи сразу обратили внимание) много раз цитируются стихи Голенищева-Кутузова и упоминается, что этого поэта сам Крюков считал своим любимым. Исследовательница советской литературы Ольга Михайлова в своей книге «Шерлок от литературы» прямо спрашивает: «Видел ли Шолохов могилу, которая описывается в романе? Или это описание, сделанное каким-то другим человеком? Когда самого Шолохова спросили, кому принадлежат строки, взятые эпитафией казачьей могиле, он ответил – Пушкину. Шолохов, скорее всего, и не знал о поэте Голенищеве-Кутузове, никогда не читал его стихи. Написать такой проникновенный эпизод мог только человек, для которого эти строки что-то значили».

Так парадоксально и неожиданно пересеклись судьбы двух литераторов – тверского поэта и благотворителя Арсения Голенищева-Кутузова и Михаила Шолохова.

Владислав ТОЛСТОВ