Вёски: выжженная земля

Автор: Край справедливости | Создано 14.02.18

Проблема гигантской несанкционированной свалки возле деревни Петрушкино Вёскинского сельского поселения под Лихославлем не нова. Последние несколько лет своего существования свалка была в центре внимания местной общественности и средств массовой информации, в том числе федеральных, предметом множества обращений к разным губернаторам Тверской области, действий многочисленных проверяющих органов – от прокуратур до Россельхознадзора и Роспотребнадзора.

И тем удивительнее, что истинные бенефициары свалки и виновники подлинной экологической катастрофы, разразившейся в Вёсках, до сих пор занимают свои высокие посты в администрации Лихославльского района и не понесли ровным счетом никакого наказания за свои сомнительные с точки зрения уголовного закона действия. Если бы Остап Бендер был реальным человеком, а не литературным персонажем, то он, безусловно, лопнул бы от зависти, наблюдая за действиями лихославльских чиновников. Его мелкое мошенничество с «Нью-Васюками» не идет ни в какое сравнение с грандиозной мусорной аферой под названием «Завод по переработке твердых бытовых отходов», закончившейся тем, что в район деревни Вёски поехали десятки, сотни тысяч тонн мусора из Твери и Москвы.

Что ж, напомним читателям историю этой аферы.

Вёски, свалка и Наталья Виноградова

Источник фото: infourok.ru

Когда-то в советское время возле деревни Петрушкино был песчаный карьер, но незадолго до заката СССР здесь возникла свалка с узкоспециальным назначением: на нее вывозили свои отходы промышленные предприятия Лихославля. О бытовых отходах речи не шло. Бракованные и некондиционные изделия, пиломатериалы, лом черного и цветного металлов сразу же находили применение в хозяйствах местных жителей, что-то шло в продажу, помогая местным жителям получать «живые» деньги в трудные 90-е. В 2000-е годы поток промышленных отходов практически иссяк: многие предприятия закрылись, а выжившие заводы стали бережнее относиться к своим отходам, стараясь утилизировать их с выгодой для себя. Казалось бы, в недолгой истории свалки можно было ставить точку. Но в 2012 году случились события, которые перевернули жизнь вёскинцев и превратили это место в филиал ада на земле.

Казалось бы, чем могло грозить сельскому поселению в Лихославльском районе строительство полигона ТБО в Калининском районе под Тверью? Но логика бизнеса неумолима: появление современного полигона грозило тверским компаниям, специализирующимся на сборе бытовых отходов, ростом тарифа на утилизацию мусора, а значит, падением прибыли. Введение нового полигона в эксплуатацию было намечено на 2014 год, и до этого времени тверским мусорным компаниям нужно было решить, как жить дальше: платить за «экологию» по повышенным тарифам или срочно найти другое место, куда можно возить мусор без всяких наценок и технологий?

Нам сложно сказать, какова роль тверских компаний, специализирующихся на сборе бытовых отходов, в избрании в 2014 году на пост главы администрации Лихославльского района Натальи Виноградовой, но факт остается фактом. Стоило Виноградовой в ноябре 2014 года занять кресло главы администрации Лихославльского района, а спустя год стать полноправной главой района, как под Вёсками началось бесконтрольное разрастание свалки. У «мусорных королей» появилась своя «мусорная администрация»?

Так под Тверью открылся новый полигон ТБО, а на старую свалку под Петрушкино в Лихославльском районе с 2015 года потянулись бесконечные караваны машин с мусором. Местные жители уверяют: каждый день на свалку приезжало до 40-50 большегрузных машин, в том числе с московскими номерами. В ход шел бешеный демпинг: полигон ТБО в Калининском районе в 2016 году принимал мусор по 520,18 рубля за тонну, а свалка под Вёсками – по 65,45 рубля. Никакого учета ввозимого на свалке, по наблюдениям все тех же местных жителей и журналистов тверских и федеральных СМИ, годами не велось. На вёскинскую свалку, в отличие от полигона ТБО в Калининском районе, можно было свободно въехать и сбросить мусор, не проходя никаких весовых, радиационных и санитарно-эпидемиологических контролей.

А теперь напомним о самом главном: юридически свалка находилась на праве аренды у МУП «Благоустройство», единственным учредителем которого является администрация Лихославльского района. Ни для кого не было секретом: все реальные решения, связанные с мусором, в районе принимают два человека – Наталья Виноградова и ее первый заместитель Сергей Копытов. Остается только поразиться географическому и финансовому размаху деятельности нынешней лихославльской администрации!

Администрация неоднократно заявляла: ввоз твердых бытовых отходов на территорию свалки осуществляется по ранее заключенным 34 договорам, и в них прописана плата за каждую единицу мусора. Но как же понять, сколько мусора привезла на свалку та или иная организация, заключившая договор, если на свалке нет весового контроля? Сколько неучтенного мусора было свалено на свалку под Вёсками и кто на этом заработал? Ответить на эти вопросы сегодня могут лишь следственные органы, и сделать это не так уж сложно. Достаточно сравнить фактический объем мусора на свалке с актами приемки и суммами полученной оплаты. Не удивимся, если эти суммы составят десятки миллионов рублей.

«Нью-Васюки»

Внимательный читатель на этом месте скажет: «Неучтенный мусор, отсутствие весового контроля и широкие карманы должностных лиц лихославльской администрации – это, конечно, любопытно, но довольно банально. Где же «Нью-Васюки», где обещанная афера?».

Погодите, самое интересное впереди! Как мы уже сказали, активный завоз мусора на свалку под Вёски начался в самом начале 2015 года, практически сразу же после избрания Виноградовой на пост главы администрации Лихославльского района и прихода в новую администрацию Копытова. Но неконтролируемое разрастание свалки встретило самое активное сопротивление местных жителей. Местные активисты не стали сидеть сложа руки и спокойно наблюдать за тем, как их малая родина превращается в выжженную землю, а начали кампанию за закрытие свалки. И очень скоро письма и обращения долетели в нужные инстанции, а о происходящем в Вёскинском сельском поселении узнали и в Законодательном собрании области, и в высоких кабинетах регионального правительства.

Кто тогда только не пиарился на свалке и горе людей! В ноябре 2015 года жители поселения обратились к депутату Законодательного собрания Станиславу Петрушенко, который пообещал им «закрыть свалку раз и навсегда». И свое обещание региональный парламентарий «выполнил». По воспоминаниям местных жителей, на следующий день после встречи с депутатом табличка на свалке была заменена, и объект вместо слова «свалка» стал называться «полигон». Правда, на количестве мусоровозов это «закрытие свалки» и «открытие полигона» никак не отразилось: караваны с мусором по-прежнему шли в сторону Вёсок.

Поворотным моментом стали публикации в 6-м номере лихославльской газеты «Наша жизнь» статьи «Если Родина начинается… с помойки», где было размещено обращение местных жителей к районным властям с требованием закрыть свалку и прекратить ввоз бытовых отходов, а также заметки «Мусорный курган» в следующем, 7-м номере газеты на ту же тему. После этого редактора районной газеты срочно заменили, но джинн уже был выпущен из бутылки: про свалку заговорила пресса.

Общественность требовала от районной администрации найти решение, и оно «нашлось». Чиновники объявили горы мусора рядом с деревней Петрушкино не мусором, а… «сырьем» для будущего «завода по переработке твердых бытовых отходов». Населению пообещали «Нью-Васюки», и понеслось!

Сначала слово было дано все той же газете «Новая жизнь», которая после смены редактора тут же продемонстрировала покладистость и верность команде Виноградовой-Копытова. На страницах издания за подписью пресс-службы администрации 11 марта 2016 года была размещена статья под недвусмысленным названием «Не просто ликвидировать свалку, а открыть новые перспективы развития». В ней удивленным жителям Вёскинского сельского поселения поведали о некоем договоре, заключенном между Лихославльским районом и «инвестором» ООО «Науком-Инжиниринг». Согласно ему, уверяла пресс-служба, на месте свалки будут построены «сельскохозяйственный кластер (технопарк)», включающий в себя тепличное хозяйство рабочей площадью 10 га для круглогодичного выращивания овощей, «установка по переработке отходов птицефабрик и производства из них органических удобрений и, самое главное, «завод по переработке твердых коммунальных отходов», или ТКО, производственной мощностью 40 тыс. тонн отходов в год, способный обеспечивать электричеством и тепловой энергией тепличное хозяйство. Пресс-служба администрации Лихославльского района на голубом глазу сообщала, что «на сегодняшний день завершено изготовление основного оборудования завода и проводятся его промышленные испытания у производителя», предварительная дата ввода завода ТКО в эксплуатацию – июль 2016 года, а «технологии переработки защищены российскими патентами и являются самыми прогрессивными в своей отрасли». Для всех ведущих тверских СМИ была организована презентация «чудо-завода» и «чудо-кластера». Дело дошло до того, что эту, с позволения сказать, «информацию» с помпой представили Игорю Рудене, только приступившему в тот момент к исполнению обязанностей губернатора Тверской области.

Жалобы местного населения обернулись против самих жалобщиков – администрация Лихославльского района обвинила граждан в ретроградстве, объясняя суть социального протеста так: что взять с деревенских жителей, ничего не понимающих в экономике и экологии! Не видят люди счастья своего, мешая своими жалобами важнейшему «инвестиционному проекту» и путая тонны бытовых отходов с ультранужным сырьем для будущего «завода» и «сельскохозяйственного кластера». Между тем под шум кампании в СМИ, устроенной лихославльской администрацией, свалка расширялась и захватывала все новые территории, давно выйдя за границы земель, принадлежащих администрации и арендованных МУП «Благоустройство». Мусор появился на землях сельскохозяйственного назначения и лесного фонда, причиняя ущерб уже частной и федеральной собственности. Отдельные мусоровозы стали даже высыпать бытовые отходы на земли агрофирмы «Тверьагропром», одного из ведущих производителей овощей в нашем регионе и крупнейшего налогоплательщика в самом Лихославльском районе.

Завершение аферы

Район ждал обещанного инвестора, но знающие люди, выяснив, что за чудо-фирма стоит за проектом, лишь скептически качали головой. ООО «Науком-Инжиниринг» на момент заключения договора с администрацией Лихославльского района не имел за своими плечами ни одного построенного мусороперерабатывающего завода и тепличного хозяйства. «Инвестировать» не менее «десяти миллиардов рублей» в проект теплично-мусорного «технопарка» собиралась компания, зарегистрированная в частном доме в деревне Колесниково Калининского района, с уставным капиталом в размере 10 тыс. рублей, не имеющая в штате ни специалистов, способных реализовывать такие проекты, ни соответствующей техники на балансе, то есть, по сути, обыкновенная пустышка.

Уже список учредителей ООО «Науком-Инжиниринг» говорил о многом. Одним из учредителей компании являлся небезызвестный Александр Тараненко, который по отнюдь не случайному стечению обстоятельств также являлся и учредителем компании «Экобытсервис», чьи мусоровозы неоднократно были замечены местными жителями на свалке. Участники истории с «заводом ТКО» даже и не пытались особенно тщательно скрывать концы, а точнее, ослиные уши, торчавшие из-под договора между администрацией Лихославльского района и потенциальным «инвестором». Излишне говорить, что никаких документов о строительстве завода ТКО в Вёсках, никаких документов на проведение государственной экологической экспертизы в министерство природных ресурсов и экологии Тверской области так и не поступило, в региональном реестре инвесторов ООО «Науком-Инжиниринг» никогда не значилось.

К концу 2016 года стало ясно, что никакого чуда в сельском поселении не случится. Не будет ни завода, ни кластера, не будет вообще ничего, кроме огромной чадящей свалки, отравляющей воздух, землю и воду во всей округе. Потом все первое полугодие 2017 года шла клоунада с судами: администрация Лихославльского района пыталась оттянуть сроки закрытия свалки. Не получилось. Летом 2017-го в деятельности свалки под Вёсками была поставлена точка. И сейчас, спустя два года после заявлений о приходе инвестора, пора признать, что вся эта история с «инвестором», «заводом ТКО» и «тепличным хозяйством» была не более чем банальным прикрытием реальных действий должностных лиц Лихославльского района по расширению сомнительного «мусорного бизнеса» дымовой завесой.

Удивляет только, что таким нехитрым способом администрации удалось обмануть не только деревенских жителей Вёскинского сельского поселения и региональные средства массовой информации, но и губернатора Тверской области и его команду. А также то, почему этот обман по-прежнему сходит им с рук.

У истории со свалкой под Вёсками, если выражаться математическим языком, есть еще много неизвестных, и мы надеемся, что губернатор Тверской области и следственные органы дадут действиям этих «неизвестных» соответствующую оценку и ответят наконец на известный вопрос русской литературы: «Кто виноват?». Сейчас решается вопрос о консервации свалки, поиск средств для ее дальнейшей утилизации. До сих пор открыт вопрос о причинении ущерба собственникам земель сельскохозяйственного назначения, на чьи паевые земли сваливали отходы, а также федеральной собственности за захламление лесного фонда. На решение этих проблем, возникших из-за корыстных действий отдельных лиц, опять будут выделяться бюджетные средств, то есть фактически наши с вами деньги. Своими деньгами мы будем вынуждены оплачивать некомпетентность или даже хуже того – личный мусорный бизнес районных чиновников. Получается классическая схема приватизации прибыли и национализации убытков, только по-лихославльски.

Может быть, уже пора заставить истинных виновников этой свалки заплатить за ее утилизацию из своего кармана? И запретить им, в конце концов, занимать любые должности в органах местного самоуправления. Такие решения вполне в компетенции суда.

Вместо эпилога

Что еще поражает в этой истории со свалкой, так это отношение местной власти к жителям Вёскинского сельского поселения, чьи предки веками жили на этой земле. Этот маленький уютный уголок Тверской Карелии за последнее столетие пережил гражданскую войну, коллективизацию и раскулачивание, Великую Отечественную войну, послевоенное восстановление хозяйства, перестройку и реформы 90-х годов, но не пережил нашествия Виноградовой и Копытова. Даже при самых трагичных поворотах своей истории жителей Вёсок всегда окружала своя земля, чистая вода и воздух, но Виноградова и Копытов лишили их и этого, устроив грандиозную свалку, отравившую как саму землю, так и воду и воздух вокруг нее.

Экологической катастрофе в Вёсках, вызванной свалкой, и не только, отравленным грунтовым водам и водам реки Малицы – части Тверецкого водозабора Твери, местной «канализации», несущей свое содержимое на участки деревенских жителей, и многому другому будет посвящена отдельная статья. Мы будем по-прежнему внимательно следить за ситуацией в Вёскинском сельском поселении. В истории свалки поставлена точка, но дела в отношении ее создателей и бенефициаров до сих пор нет, ни один из виновных так и не привлечен к заслуженной ответственности. А их рукотворное творение – свалка, как и прежде, день за днем отравляет землю, воздух и воду вокруг себя, превращая некогда богатый и обильный край в пустыню, в выжженную землю.

Михаил ДРОНЬ